Показаны сообщения с ярлыком децентрализация. Показать все сообщения
Показаны сообщения с ярлыком децентрализация. Показать все сообщения

вторник, 3 октября 2017 г.

Каталония. Далее везде

“No pasa nada - ерунда, ничего не будет”, - еще месяц назад уверяли меня барселонцы, отвечая на вопрос о предстоящем референдуме. Любимое выражение испанцев и суть их жизненной философии. 1 октября 2017 года это правило дало сбой.





Ничего неожиданного в Каталонии не случилось. Это должно было произойти, как еще одно событие внутри процесса переформатирования мира. Но пока не вижу причин радоваться, потому что исторические события обычно слишком радикально меняют жизнь людей и не в ту сторону, куда они смотрели. Возможно, сторонники независимости очень скоро почувствуют, что самостоятельность вовсе не обязательно ведет к процветанию. А их противники вспомнят, как в 2016 году страна почти год жила без правительства, а они радовались и хихикали. Вот, дескать, какие мы молодцы, даже без правительства можем. Дохихикались….

Мадридское правительство, видно, тоже руководствовалось правилом No pasa nada (а как же иначе, если привычка впитана с детства). Но жить старыми стереотипами - смертельная ошибка для политиков. В мире уже много лет идет обсуждение вопросов информационного общества, блокчейна, биткойна, колонизации Луны и полетов на Марс, а официальный Мадрид даже не смог наладить свою информационную работу. Джулиан Ассанж назвал происходящее в интернете вокруг Каталонии третьей мировой войной, но это не более, чем пропагандистский штамп. Никакой войны нет. Есть избиение Мадрида, который информационно фактически самоликвидировался. Редкие, и часто, невпопад сделанные заявления мадридских политиков тонули в сотнях статей, постов, твитов сторонников независимости. И потонули, как и следовало ожидать. Не хочу обсуждать качество проведения голосования. Для организаторов и людей на улицах каталонских городов оно не имело никакого значения.
МНЕНИЕ: Каталония. Далее везде
Читая в дни перед голосованием испанские новостные ленты, я увидел или, скорее, почувствовал результат.

Я ожидал этот процент - 86 на 14. Ну или близкий. Не потому, что это изобретение Чурова и нашего ЦИК, вовсе нет. Слишком часто в опросах общественного мнения и не только в России, мы видим такие цифры. Пусть социологи размышляют о природе этих совпадений, но мне представляется, что это некое глобальное соотношение доверчивых потребителей пропаганды и критически мыслящих людей.

Nota bene: На момент сдачи материала окончательных цифр еще не было. В этом заключается главная беда каталонских революционеров. 86 процентов отлично годятся для участия в митингах, но созидательную работу без участия оставшихся 14 процентов построить не удастся. Их нужно было убеждать раньше. Сегодня же каталонское общество расколото, а почуявшая вкус власти новая элита и активисты будут стремиться говорить с оппонентами с позиции силы.

Пропагандистская кампания велась под лозунгами “долой диктатуру” (не понятно, чью), “за свободу” (не понятно, от кого), и “будем жить независимо и богато”. Каталония - это примерно 20 процентов экономики Испании и 16 процентов населения. При таких показателях говорить “Каталония кормит всю Испанию” по меньшей мере некорректно. Но именно эта, мягко говоря, неточная идея стала одной из основ пропаганды последних трех лет. Каждый ребенок в Каталонии скажет, что она кормит всю страну. А ведь реальные экономические показатели на уровне средних по Испании, ничего выдающегося. Небольшой отрыв от среднестатистических можно объяснить, прежде всего, удачным географическим положением Каталонии и развитой международной транспортной инфраструктурой.

50 крупнейших компаний Каталонии носят вовсе уж не каталонские имена - Nissan, Bayer, Mitsubishi, Alstom…. Что будут делать их головные офисы после выхода Каталонии из ЕС и утраты экономических преимуществ, связанных с работой в общем экономическом пространстве? А ведь потом придется искать дополнительные деньги. Хотя бы на вооруженные силы… За красивые глаза никто Барселону оборонять не будет.

 Обычно “оптимисты” говорят: “Да зачем эта армия? От кого защищаться?” 30 лет назад я служил в одной небольшой африканской стране, куда прибыл немного времени спустя после попытки переворота. Тогда всего пара сотен легионеров известного предводителя наемников Боба Денара за несколько часов прошли насквозь столицу страны. Они без проблем вошли бы и в президентский дворец, но ситуацию спасла профессионально действовавшая многочисленная охрана одного северокорейского вождя, находившегося там в гостях. Так вот, без армии новая и независимая страна станет легкой добычей не то что условного недружественного государства. Достаточно будет одной хорошо обученной группы бандитов.

Помимо армии потребуется создать финансовую систему, строить международные отношения. Очень серьезные потребуются деньги, и как всегда их будут брать из карманов граждан. Вчера людей на улицах эти вопросы не волновали. И еще некоторое время не будут волновать. Лозунги перестанут действовать лишь с первым же ухудшением материального положения граждан. Но сначала - фиеста. Только к новому году общество начнет интересоваться сроками наступления обещанного процветания. А вообще, все зависит от того, насколько грамотно будут действовать каталонские власти и есть ли у них план. Сегодня никто не смог мне сказать, что слышал о наличии такого плана в экономике и политике. При этом как бы ни пошли дела, обратной дороги, похоже, уже нет. Дело не только в том, что революционеры высвободили силы, которые сметут их самих в случае попытки договориться с противником. И не в упрямствае жителей и избранной Мадридом странной линии поведения. При всей кажущейся неожиданности каталонские события являются частью глобального кризиса традиционных государств. Вполне возможно, что они запускают цепную реакцию похожих процессов. В одной лишь Европе найдется много мест, где каталонский сценарий повторить - раз плюнуть. По сети даже пошла гулять шуточная возможная будущая карта континента. Но в каждой шутке…
 
Но если назад смотреть уже поздно, то что впереди? Кьелл Нордстрем (это тот, который написал «Бизнес в стиле фанк») считает, что уже через 50 лет стран в привычном понимании не будет. Страны умирают как структуры. Через 50 лет, говорит он, вместо 218 стран будет 600 городов. И это произойдет из-за смены системы восприятия информации, развития транспорта и технологий в целом. Кому интересно - здесь довольно подробное изложение лекции Нордстрема.

Нордстрем, к сожалению, не дает ответа на вопрос, как и по какому принципу будет формироваться население этих городов. А также кто, как и по какому праву будет этими городами управлять. Он считает, что все решат информация и распространение новых технологий. Однако правдивая информация почти неотличима от ложной и значит, города Нордстрема унаследуют от нынешних государств старые болячки - манипулирование и обман жителей. Нордстрем не особенно оригинален. Мысли о новом формате организации человечества в будущем возникали в головах многих футурологов, философов и экономистов. Одна из популярных в последнее время идей связана с децентрализацией на основе эффективности сообщества и прозрачности экономических транзакций. Допустим, речь идет все о тех же блокчейне и биткойне, хотя к тому времени будут разработаны новые инструменты. Та децентрализация, которая строится на принципах роста эффективности, ведет к дальнейшему развитию сообщества и его членов. Она очень требовательна к деловым, социальным и креативным качествам граждан, но ей не важны язык и национальность. А вот децентрализация по национальному признаку концентрируется на идее превосходства над другими на основе паспорта. Деловые качества там уходят на второй план.

Пока еще трудно сказать, какой вариант децентрализации мы увидим на Пиренейском полуострове, но вариантов не так много. При этом, судя по назначенной на вторник всеобщей забастовке в Каталонии, вероятность торга с Мадридом из гипотетической превращается в ничтожную. Ясность внесут первые шаги Барcелоны после голосования. Можно последить, а потом поговорить об уходящей натуре. О государствах.

воскресенье, 20 августа 2017 г.

Дивный новый мир пока без меня


Сегодня слово «блокчейн» стало модным. Все, что с ним связано – тоже. В этом слове кому-то видятся огромные барыши, кому-то – сверхвозможности в области управления человеческой жизнью. На блокчейне построен и виртуальный мир Decentraland.Как и все, построенное  на этой платформе, это мир без административного центра. Он управляется самими участниками, и, наверное, является одним из первых достаточно успешных примеров децентрализованного социального сетевого сообщества. Decentraland стартовал в 2015 году. Здесь пользователи получают территории в собственность и распоряжаются своими наделами,  как хотят. Изначально проект был рассчитан на грамотных IT-шников, умеющих "майнить" новые площади. Но иногда, для привлечения дополнительных средств, объявляется распродажа свободных земель. В ходе торгов у обычных пользователей появляется дополнительная возможность проникнуть в это сообщество и шанс принять участие в интересном социальном эксперименте.


Распродажа состоялась в ночь на 18 августа.  Увы!  Мне не удалось с первого раза стать преуспевающим девелопером в новом виртуальном мире.  Накрылись (пока)  У меня были серьезнейшие планы взять на пробу пару участочков и построить на них что-нибудь этакое, винный бар, а к нему присоединить самую лучшую соседскую группу, где я тружусь администратором. А там глядишь, и расширить владения, если все получится.  Я уже представлял,  как обустраиваю группу в VR, потом открываю какой-нибудь офис,  типографию и издаю в  ней отличные книжки. Хорошая визуализация, внятная идеология софта и свобода. Что еще нужно для счастья человеку, несколько раз прочитавшему библию российских интернетчиков, написанную Сергеем Лукьяненко два десятка лет назад. (Речь идет о трилогии “Лабиринт отражений”, “Фальшивые зеркала”, “Прозрачные витражи”). Мне до сих пор кажется, что уже тогда писателю удалось сделать эскиз виртуального пространства, где люди будут не только играть, но и работать, и даже жить. 

Я как мог к аукциону подготовился. Перекинул несколько монет в криптовалютный кошелек, заранее зарегистрировался на сайте и стал ждать.
На сайте отсчитывалось время до начала торгов.Участки земли подавались только за ефириумы (ETH), но я был во всеоружии. Приготовил кошельки на любой вкус. И примерно в 1 час ночи действие началось. Земли должно было хватить на неделю торговли. Но не тут-то было. Весь запас ушёл за полчаса.  Мои копейки, за которые я хотел получить как минимум три участка, даже не успели добежать до кассы. Первыми к ней подобрались крупные игроки. Говорят, что были сделки по 3 млн долларов.  Очень может быть, ведь общий объем торгов превысил 25 миллионов. Нет, это не было мошенничеством. Свои деньги я не потерял и забрал их обратно. Система отработала четко, затребовав ETH  обратно, я получил их через 5 минут. Любопытно, что некоторое время назад в Telegram появился канал, где энтузиасты-одиночки  Decentraland’а строили планы и обменивались мнениями. После торгов в канале царило разочарование. Пользователи возмущались организацией торгов и призывали к созданию других проектов, предоставляющих равные возможности всем, а не только держателям кошельков с миллионными балансами. 
Конечно, обидно было видеть, как оффлайновая модель поведения побеждает и в такой распродаже. Это явный просчет создателей проекта. В конце-концов мир компьютерный, предусмотреть в нем долю для одиночных игроков было не сложно. Ну да ладно. Буду покупать на вторичном рынке. Я же не об этом пишу, в самом деле.

Остров
Пусть меня правят философы, но термин “виртуальный” применительно к подобным проектам мне кажется неточным и малоподходящим. Ну что там виртуального? Люди настоящие, я настоящий. Разве голос в телефонной трубке связывает меня с виртуальным персонажем? Конечно, пространство рисованное. А аватарки  на телефонных контактах знаете, какие бывают… К тому же некоторые вполне именитые эксперты считают, что даже наша привычная реальность может быть не такая уж и реальная. Сегодня технологически вполне по силам создать VR-мир, куда люди будут ходить сознательно, развлекаться, работать, общаться. Это может быть пространство, где они будут проводить значительную часть своей жизни. Это уже не виртуальный, а, скорее, некий параллельный мир. И как любому миру, этому тоже будут требоваться правила, законы, модели поведения.  
Рискну предположить, что хорошие разработки в этой сфере могут быть перенесены и в офф-лайн. Совсем не случайно в заголовок я вынес название одной из самых известных антиутопий XX века. Написав “О дивный новый мир” в 30-х годах, Хаксли стал искать правила, которые позволяют превратить человеческое общество в общество мира, науки и справедливости.  30 лет спустя он написал “Возвращение в дивный новый мир” и пришел к выводу, что общество деградирует даже быстрее, чем ему казалось раньше.  
Поиск правил счастливого мира - сложнейшая философская, этическая, культурная и политическая задача. Многие авторы в попытках  их сформулировать используют конструкцию замкнутого сообщества, изолированного от остальной массы населения. Очень часто действие происходит на острове, это идеальное место для выработки новых правил. Интересно, что в поисках свода “волшебных” правил Хаксли написал еще один роман. Он так и называется - “Остров”. Об острове очень активно говорил лет десять назад гуру из Кремниевой долины, сооснователь PayPal Peter Thiel. Он долго работал над идеей строительства  искусственного острова для моделирования на нем новых социальных отношений.  Потом охладел. Объяснил это технической сложностью и дороговизной. Лично мне объяснение кажется убедительным. И в самом деле, зачем вкладывать огромные деньги в строительство сложной инфраструктуры, когда сегодня компьютерные технологии позволяют решить задачу моделирования социальных отношений при значительно более скромных затратах.
Трудно сказать сегодня, получится Decentraland или нет. Не в этом дело. Не будет его - будут другие проекты, где люди станут писать правила поведения с “чистого листа”, так, как они считают сами, без оглядки на многочисленные тома сводов и законов в библиотеках. В этом смысле, Decentraland и похожие проекты - веление времени. В условиях, когда алгоритм “дивного мира” так и не создан, компьютерные миры становятся симуляторами, где эта задача будет решаться. Что касается ночных торгов, то в проект обязательно постараюсь попасть - очень уж интересно, как там внутри. А пока в очередной раз перечитаю трилогию Лукьяненко (не про дозоры).


понедельник, 14 августа 2017 г.

Информация: движение от центра

У машины не должно быть движущихся деталей
(статья написана для портала "REFNEWS. Консервативный взгляд")
Слова, вынесенные в подзаголовок, придумал не я. В не очень известном в России романе “Город и звезды” фантаст и футуролог Артур Кларк таким образом сформулировал свое видение идеальной системы. Еще в юности, наткнувшись на эту фразу,  я понял, что писатель имел в виду не только паровозные шатуны и часовые шестеренки. Движущиеся детали - это, ведь, может быть любая, хоть инженерная, хоть человеческая конструкция, выполняющая лишние, иногда паразитные действия. Чем меньше лишних действий производит машина,  тем выше ее эффективность.
Система,  находящаяся в идеальном состоянии, надежна, самодостаточна, не нуждается во внешнем  воздействии для управления, легко встраивается в другие системы и их сочетания.
Объективно к  такому состоянию стремятся все системы, поскольку оно требует наименьших затрат на поддержание функционирования.  Информационное пространство человечества как система не является исключением.


Информационная эволюция
По моему убеждению, развитие человечества и его информационной среды - это единый процесс, а не два параллельных. Ведь от других существ на планете homo sapiens отличается принципиально только одним – способностью получать, систематизировать, обобщать и передавать информацию. Когда первобытный человек впервые сделал каменный топор, он, должно быть, показал его сородичам, жестами и мычанием объяснил, как сделать такой же инструмент, а потом, возможно, изобразил  процесс изготовления на стене пещеры. Он еще не понимал, что передает соплеменникам знание, информацию.
Если бы каждому поколению людей приходилось бы проходить заново путь, пройденный предками, не состоялось бы никакой человеческой цивилизации.  Именно  информация позволяет людям подхватывать начатое предшественниками и, не останавливаясь, идти дальше. Известны, ведь, реальные случаи воспитания человеческих детей в стаях животных. Без информации, без получения человеческих знаний люди из них не получились.  
Значит ли это, что чем лучше будут организованы процессы накопления и передачи знаний, тем быстрее будет идти развитие общества? Видимо. Системы взаимосвязаны, но их развитие не идет синхронно.  Социальная среда, инерционная и зарегулированная,  может и будет сопротивляться и тормозить перемены. Скорее всего, для ее изменения потребуется накопление критической массы перемен в информационной сфере. Но это другая тема.  
Ныне живущим землянам повезло, они все присутствуют при начале очередного глобального цикла развития информационной среды.


Основные жизненные циклы информации схематично включают:
  • оформление контента (назовем процесс производством информации, хотя это не совсем точно),
  • обработку,
  • хранение,
  • распространение,
  • потребление.


В разные исторические эпохи себестоимость и эффективность указанных процессов были различными.
Если в первобытном обществе возможности производства, хранения (кроме как в наскальных рисунках),  распространения  практически отсутствовали, то с течением  эпох менялись технологические условия, повышающие эффективность информационных процессов.  Хотя можно предположить и  что смена самих  эпох происходила по мере накопления в обществе информации, ее структуризации и расширения каналов распространения.
Появление пергаментных свитков, рукописных книг, библиотек, типографий и бумаги. Бродячие артисты и сказители, почта, развитие мореплавания, строительство дорог. Множество этих явлений лежит в таймлайне развития информационной среды. При этом каждое следующее явление на порядок повышало эффективность процесса, за который оно “отвечало”.
Понятно, что про теперь нужно писать про информационный взрыв, вызванный появлением компьютеров, интернета и мобильных цифровых устройств. Да, именно этот взрыв снизил себестоимость всех процессов до порога, когда каждый житель планеты может без особых затрат быть и производителем, и потребителем информационных продуктов.
Возможность донести информацию до большой группы людей стала стоить сказочно дешево. При этом она практически не требует юридического оформления или организационных усилий.
Один из наиболее примечательных эффектов этого взрыва заключается в том, что число потребителей информации выросло незначительно, а вот цифры производителей постоянно растут. Все цифры стремятся к своему физическому пределу - численности дееспособного населения Земли.


Но в  этой области есть несколько групп нерешенных проблем. В их числе:
  • отсутствие гарантий достоверности информационных ресурсов
  • не решены вопросы юридической чистоты доступной информации - проблема авторских прав
  • трудно решаются вопросы материальной компенсации авторов, обработчиков и хранителей информации (рекламный бизнес не в счет)
  • политическая сфера пытается навязывать информационной свои правила поведения. Это серьезно тормозит перемены.


Таким образом, технологические возможности информационной среды входят в противоречие с нынешним состоянием общественных отношений, культурными и историческими особенностями и традициями.


Информации больше не стало
На мой взгляд, очень важно понимать, что на самом деле не приходится говорить о бурном росте объема информации. Он как раз вырос незначительно. Стало больше не просто информации, а ДОСТУПНОЙ информации. Вот на днях MIT сообщил, что оцифровал и выложил в общий доступ все свои учебные материалы. При этом новая информация не появилась, все уже существовало. Но то, что лежало раньше в библиотеках и хранилищах, вдруг стало открытым для всех.
То есть, информация сосредоточенная ранее в одном центре, в один момент разошлась по всей планете, осела на миллионах серверов и рабочих станций. Произошла децентрализация.
Этот процесс приобретает лавинообразный характер, и у все большего числа землян находится информация, которую они считают нужным сделать общедоступной, хотя всего пару десятков лет назад благополучно обходились без этого.


Децентрализация
Термин децентрализация” - ключ к пониманию происходящих процессов, затрагивающих не только информацию. Экономика, финансы и даже социальные и политические процессы ощущают на себе ее влияние.
Кто сегодня не знает слова “биткойн”?  А ведь это ярчайшее проявление децентрализации. Начав с с финансовой и банковской сфер криптовалюта стала подтачивать основы социального и государственного устройства во всех странах. Самое важное качество биткойна - его нефиатность . (Фиатные валюты, это те, чье поведение определяется решениями органов власти). Биткойн,  по большому счету - единственная нефиатная денежная единица на планете. То есть она живет не в соответствии с решениями партий, правительств и центробанков, а в соответствии с заложенным в ее основу математическим алгоритмом. Изменить этот алгоритм не в состоянии все правительства мира вместе взятые.
Вот уже несколько лет лет мы наблюдаем активный рост стоимость этой валюты. Если отбросить спекулятивные интересы, то это говорит о стремлении растущего числа людей решать свои задачи самостоятельно, без участия политиков и государственных банкиров.  
Желание жить самостоятельно и на основе прозрачных правил строить свою собственную среду проявилось и в создании европейской Либерландии.  (“Армия Либерландии идет в наступление”).Создание этого почтигосударства может показаться анекдотом, но если знать, что аналогичные конструкции вполне серьезно обсуждаются в мире, а опыт самой Либерландии пристально изучается политиками и социологами, начинаешь понимать, что речь идет об идее, реализация которой - дело времени. Кстати, вполне сознательно применяю к Либерландии определение почти-, а не квазигосударства - шансы на будущее у нее есть.
Через несколько дней стартует еще один интересный проект - Decentraland https://decentraland.org - строительства виртуального мира. Он тоже делается на блокчейне и делается, как симбиоз игрового проекта и социальной сети. Успех может подтолкнуть появление новых похожих проектов и ничего, что они похожи на игру. В конце-концов, некоторые криптовалюты тоже начинались, как деньги для расчетов внутри сетевых игр.
Время децентрализации информации наступило раньше других, и сегодня мы наблюдаем идущие навстречу друг другу два процесса: со стороны производителей - стремление самостоятельно, без  участия официальных и лицензированных структур, производить контент, а со стороны потребителей - без участия тех же структур, самостоятельно определять каналы потребления контента.


Движение только началось, а результаты уже видны невооруженным глазом. Значит, скорость велика.
Информационное поле в результате смотрится странно. Его территория поделена между регулярными информвойсками правительств и финансово-промышленных групп, отрядами наемников, анархистов и информационными партизанами. Здесь заключаются постоянные и временные союзы, покупаются и продаются игроки и сами отряды. При этом, отряды блогеров и телеграмщиков уже достаточно четко отсортировались. Что касается регулярных сил - больших телеканалов и газет, то они продолжают пребывать в уверенности, что зритель-читатель и дальше будет не раздумывая сидеть на одной “кнопке”. Будет. До тех пор, пока не появится работоспособная платформа, позволяющая вышеуказанную “кнопку” формировать по своему желанию. И тогда не будет больше продаваться газета или канал целиком. Будет продаваться отдельный автор, тема, заголовок. Впрочем, этот процесс займет немало времени.   
Надежду при создании новой платформы многие возлагают на математическую и идеологическую базу процессов децентрализации -  блокчейн, распределенный реестр. По мнению некоторых специалистов, это самая надежная  технология систематизации и хранения информации, придуманная людьми за последние 5000 тысяч лет.
Есть уже вполне зачетные, построенные на блокчейне экспериментальные проекты распространения информации типа Decent (https://decent.ch/). Они позволяют отрабатывать технологию персонализации каналов и оплаты труда авторов, а также готовить аудиторию к переменам.   Без всякого блокчейна (пока, во всяком случае) очень активно и успешно работает на этом направлении Facebook.  Прорыв может случиться где-то на пересечении линий этих и других похожих проектов. И случится, похоже, в обозримом будущем.


Не все СМИ погибнут
Я вовсе не отношусь к тем, кто считает, что новые технологии “убьют” традиционные СМИ. Люди в массе своей ленивы и не склонны тратить дополнительные усилия для сознательного самоинформирования или самообразования. Многие и через 100 лет будут пользоваться готовым, бесплатным набором. Той самой кнопкой.
Многие, но не все.

Черновик этой статьи был написан 15 лет назад. Единственное, что я не видел в 2002 году - блокчейн. Тем лучше, его появление вдохнуло жизнь в концепцию.

суббота, 19 июля 2014 г.

Армия Либерландии идет в наступление

Всё-таки, я увлёк Свету своим трёпом про наступающие перемены в обществе и в социальных сетях. Открыв в июле очередной номер «Шпигеля», она довольно произнесла: «Ага!» и  принялась переводить:
«Facebook и Twitter могут заменить государство….»  Да тут целый рассказ. Автор — Сьюзан Вайнгартен.  
Ох не случайно популярный и авторитетный немецкий журнал взялся за эту тему.
А если уж «Шпигель» говорит, что пора пришла, то и я не смолчу.
Кто-то (их будет много) скажет: «Не занимайтесь ерундой! И как язык-то повернулся сказать «заменить государство»?
А я в ответ: «А что такого? Подумаешь, вместо одного появляется другое или другие, с другими качествами. Даже на нашей памяти государства появлялись и исчезали под воздействием внешних факторов. Сегодня возникает еще один такой фактор. Вы мне ещё про достоинства государств расскажите! Многим людям, например, некоторые из них либо вообще фиолетовы, либо их качество таково, что лучше бы и вовсе не было».
Однако не волнуйтесь. Ни сегодня, ни завтра замена государства не ожидается. Процесс только начался. За Facebook, видимо, еще появится Facebook-2, обладающий более широким набором функций и потенциалом. Потом какой-нибудь new twitter или вообще — страшный и ужасный шмиттер. Вот тогда поговорим.
Хотя уже сейчас социальные сети готовы отобрать у государства ряд функций.
В каких-то городах в разных странах мэрии используют социальные сети в качестве канала связи с горожанами. У нас тоже есть такие каналы. Вот и в Москве есть приложение и  портал «Наш город». Области применения разные, потому что для наших городских властей это скорее имитация активности. За кордоном отдача выше, поскольку и деятельность мэрий попрозрачнее, и избиратели есть. Там процесс выглядит честнее. Нил Ушаков, например, не чурается лично дискутировать с жителями Риги в Facebook’е. У нас чаще канцелярские отписки. Но в целом, даже московский портал, укомплектованный, похоже, модераторами из ветеранов ЖКХ, демонстрирует возможность отказа от огромной части бюрократической машины.
Где-то в мире с помощью Twitter вызывают полицию, где-то сантехников, а где-то уже городских чиновников хотят избирать на полях Facebook.
Это экономит время и деньги, создает ощущение прозрачности.
Конечно, так везде не будет. Государство государству рознь. Одни охотно признают бОльшую эффективность новых структур и  отдают им часть своих забот. Для других это вражеская диверсия.
Но пока идут споры, социальные сети с цинизмом, под аплодисменты одних и улюлюканье других разрушают боевые порядки защитников планетарной государственной машины. Не спеша, но последовательно. И это не спланированная акция — такова логика развития человечества.
Первыми в список жертв, похоже, попали посредники и бюрократы. Это самая легкая добыча.
Огромные деньги налогоплательщиков, то есть нас с вами, тратятся на содержание структур и аппаратов, все предназначение которых заключается в том, чтобы транслировать принятые наверху решения гражданам.
Существенная часть этой деятельности легко автоматизируется. Ну вот объясните мне, для чего Почта России носит мне уведомления о поступивших письмах, за которыми я потом должен идти в отделение. Почему я не могу получить само письмо от налоговой или ГИБДД в электроном виде. Что мешает избавиться от бумаги? Только лень и косность.
Перевести эту корреспонденцию в электронный вид несложно. Конечно не все переведут, кому-то  будет удобнее получать в бумажном виде, но уверен, что большинство пойдет навстречу прогрессу. Было бы желание власти принять несколько поправок в законы.
Минутку, раздадутся причитания: «миллион почтовых работников останется без работы. Нельзя допустить!»
Аналогичный плач недавно издавали руководители таксомоторной отрасли, столкнувшиеся с возникшим из сетевых глубин Uber’ом.
Результат-то, в общем, известен.
Где-то поймут, что Uber и другие децентрализованные решения являются закономерным результатом повышения эффективности человеческой деятельности и будут развивать и его, и другие Airbnb.
Где-то скажут, что «не допустим» и будут ездить на извозчиках под управлением орды чиновников.
Пройдет немного времени, и однажды спросят, почему там, за забором, ВВП растет быстрее нашего падающего. Ответ известен уже сейчас.
Будут попытки создать свой Uber и даже uberминистерство. Эти попытки к росту эффективности никакого отношения не имеют.
Именно эффективность становится новым фактором, определяющим новые темпы и направления государственного строительства.
Задумайтесь, что демонстрируют обществу Яндекс и  Get-такси с Uber’ом? Ну да, находчивость и хватку предпринимателей, придумавших эти системы. А еще? Разве есть что-то еще?
Есть!
Они демонстрируют, что привычные на протяжении уже веков задачи могут решаться новыми методами и при этом значительно более эффективно.
Эти системы — они не просто замена телефона, с помощью которого такси вызывалось еще 100 лет назад. Они САМИ УПРАВЛЯЮТ производством. Поэтому сопоставимые административные расходы в интернет-такси с парком в 50 тыс машин в десятки раз меньше расходов традиционного таксопарка с парой сотен автомобилей.
Именно вокруг эффективности в ближайшем будущем будут происходить бои в сфере управления. Да в общем они и раньше всегда шли вокруг эффективности. Сегодня же мы вступили в эпоху финального состязания в этой категории.
Раньше-то было проще — эффективное решение почти всегда материализовывалось, воплощалось в металле, бетоне, химических веществах. Их можно было украсть, скопировать и пользоваться.
А сейчас даже материализация  не требуется — идеи работают в чистом виде. Копировать стало сложнее (а как украсть мысль?) да и смысла нет. Ну что значит, украсть идею блокчейна, например? Это же все-равно будет блокчейн. Хоть в Штатах, хоть на Луне.
Вот и получается, что раз украсть не получается, придется пользоваться чужим, либо придумать свое.
Собственно говоря, конкуренция в сфере эффективности и сводится сегодня не скорости добычи нефти и качеству металлобработки, а к скорости придумывания нового.
Но вот какая незадача. Получается, что допустим город или (о, ужас!) городской сантехник оказывается под управлением инструмента, контролируемого иностранной коммерческой компанией? Для государств, пропитанных национальными идеями, это катастрофа.
Как это совместить? Да никак. Это не совмещается. В эту картинку кусочек из старого пазла не лезет. Какое-то время его будут пытаться втиснуть в новую конструкцию. Но рано или поздно придется принести в жертву.
Автор Шпигеля пишет, что речь идет о конкуренции между глобальными интернет-компаниями и государствами. Мне представляется, не совсем так.
Раньше государство обладало монополией на объединение граждан. Это объединение обставлялось целой кучей ритуальных правил и законов. В буквальном смысле слова строились заборы из колючей или иной проволоки, которые служили физической границей объединения граждан. Ясное дело, о добровольности того объединения речи не было. Потом были другие заборы,  не такие заметные, в отдельных местах было достаточно линии на карте. Внутри забора дозволялось собираться в кучки по интересам — автолюбителям, коллекционерам, спортсменам, партиям. Но только внутри забора.
Слава богу, ошейники металлические уже вышли из моды, колючая проволока тоже не очень распространена хотя осталось. Но есть паспорт, который тебе выдают за твои же деньги люди, получающие зарплату из твоих налогов. Они нам с детства объясняют, что только внутри забора мы имеем какие-то права.
Можно перелезть через забор и поискать другие условия, чем миллионы людей давно заняты.
Но ведь это неэффективно — тратить силы и деньги на преодоление заборов и перемещения по планете в поисках лучшего. Соцсети становятся платформами для объединения на новых принципах.
Так вот,  возвращаюсь к идее Сьюзан Вайнгартен. Мне думается, что речь идет не о конкуренции интернет-компаний и государства, а об отношении к государству групп граждан, постепенно объединяющихся с помощью сетей.
Противники режимов использовали Twitter или Facebook в качестве инструмента во время, например, арабской весны. Но там сети выступали как обычные средства связи. Формирование общности это совсем другое дело. Оно может происходить на новой основе — по привычным национальным признакам,  по признакам хобби,  по признакам культурных пристрастий… А если представить формирования общности на основе четко сформулированных гражданских и политических принципов?
А ведь рукой подать!

Не очень давно по Европе прокатилась новость, которую поначалу сочли розыгрышем. На границе Сербии и Хорватии, на бесхозном клочке земли провозглашено новое государство — Либерландия. Вроде бы смешно, а я с интересом слежу за активностью либерландского президента Вита Йедлички, который развивает свое сообщество, такими же приемами, какими моя Света создавала группу соседей в Facebook’е. Список либерландских представительств в мире очень быстро растет. Похоже, что многим эта затея нравится.
Вит Йедличка легко и с азартом ведет свою кампанию. Попадая периодически в полицию то Сербии, то Хорватии (им-то как раз его активность не нравится) он весело общается с представителями власти, пишет залихватские пресс-релизы и обращения. Как вы понимаете, и граждане Либерландии, и весь госаппарат с президентом, конституцией и выборами функционируют в сетях.
На сайте Либерландии можно подать заявление на гражданство. Еще не решил. А вот денежку на подмогу отправил.
По мнению Сьюзан Вайнгартен, в конце-концов, новые платформы делают возможной даже организацию новых человеческих сообществ, заменяющих привычные, но спорные с точки зрения эффективности принципы национальной идентичности. Новые конструкции, действительно, могут оказаться более управляемыми.
Это довольно, фантастический вывод, а назвать ситуацию несбыточной не могу.
Уверен, что очень многим читателям покажется крамольной мысль немецкого автора о том, что вокруг интернет-компаний, таких как Facebook, Google, Twitter или YouTube, Uber и Airbnb идет  формирование  новых центров силы.
Но сразу искать в том происки глобальных корпораций — серьезная ошибка. Такой подход несовместим с попытками произвести серьезный анализ и разобраться.
Лучше прислушаться к разным мнениям. Например, бывший вице-президент США Альберт Гор в своей книге «Будущее» полагает, что Интернет как «мировой мозг» изменил «многие социальные и политические условия, в которых была основана система национальных государств. Он же считает, что некоторые элементы власти уже не находятся под исключительным контролем традиционных национальных государств.
Во многих местах Facebook или Google ID уже действуют как своего рода удостоверение личности в Интернете — говорят в Нью-Йорке был случай, когда медсестра развелась с мужем с помощью Facebook.
О возможности потери национального государства и создания параллельных структур в условиях глобальной экономической, финансовой и информационной системы говорят давно. Традиционные государства будут отбиваться, тем более, что в их руках контроль над физической инфраструктурой Интернета — датацентрами, кабелями и маршрутизаторами. Но длительное злоупотребление данными рычагами дает исключительно негативный результат — общество отрезается от мирового прогресса.
Традиционное государство может себя сохранять, но только в окостеневшем виде.
Хотим мы  и не хотим,   будущее  ломится в двери. Новые формы организации людей будут появляться и уже появляются.
Вайнгартен приводит идею основателя PayPal Питера Тиля (Peter Thiel), считающего, что экспериментальным пространством для развития новых форм правления могут быть города, плавающие в океане.
Но автор публикации в «Шпигеле» не особенно верит в демократию на цифровой основе и опасается новых властителей — глобальных интернет-игроков. Реорганизация мира в цифровую эпоху, как основная социальная задача, по ее  мнению, не должна быть доверена технологическим компаниям, говорит она.
Хочется спросить: «А кому?»
Впрочем, у меня есть догадки на этот счет. Ключевые слова там — блокчейн и децентрализация.