суббота, 9 сентября 2017 г.

Капеллан Причер и Абдул-Баха против Илона Маска

Пятница, вечер. Мы с женой едем на дачу и слушаем блок новостей на канале популярной радиостанции. Ведущие с симпатичными молодыми голосами бодро обсуждают события в стране и мире. “Илон Маск, - слышу я, - в очередной раз решил всех поразить и приступает к работе над….бла-бла-бла. Строит, так сказать, дивный новый мир”.  На этой фразе я расстраиваюсь, дорогая редакция. Ну не про Маска же эти слова, не про его электромобили и гаджеты. Хаксли не интересовали технологии, и свой роман “О дивный новый мир” писал он про мир людей. Не услышала меня девушка в студии. Ну и пусть. Пусть продолжает считать, что написанная по другому поводу глубокая фраза позволяет передать смысл довольно банальной новости.Так часто бывает. Помните Гедевана Александровича у Данелии? Как гениально сказал про его английский Уэф с планеты Плюк: “Он говорит на языке, продолжения которого не знает”.

Неугомонный Маск, c которого все и началось, затеял спор со сторонниками  искусственного интеллекта, и мне тоже захотелось высказаться на эту тему. Начал писать, а вопросы стали цепляться один за другой.  И вдруг оказалось, от ИИ один шаг до разговора о бессмертии души, а дальше еще круче….Очень легко было бы механически встать на позицию одной из сторон и доказывать, что ИИ - это круто или что ИИ - угроза людям. Но нет там такой простоты. 

Wikipedia: Как указывает председатель Петербургского отделения Российской ассоциации искусственного интеллекта Т. А. Гаврилова, в английском языке словосочетание artificial intelligence не имеет той слегка фантастической антропоморфной окраски, которую оно приобрело в довольно неудачном русском переводе. Слово intelligence означает «умение рассуждать разумно», а вовсе не «интеллект», для которого есть английский аналог intellect. 

Иными словами мы опять недоучили языки. II и ИИ - это совершенно разные вещи (Примерно как Кремниевая долина, ставшая ни с того ни с сего Силиконовой). Получается, что Маск боится всего лишь навсего компьютера, умеющего работать в соответствии со сложными алгоритмами, а читая его заявления, мы видим кадры из “Судного дня”. Поэтому мне почему-то кажется более точной позиция Цукерберга, который выступает за развитие технологий II и продвинутого компьютера не опасается. Я тоже не опасаюсь. Бояться нужно совсем другого. Чего? Людей, как обычно. 

Да, даже примитивная машина может оказаться опасной. Но это если у нее вдруг проснется собственная воля. Однако воля и душа - это не машинный алгоритм.  Между словами “Я думаю” и “Я хочу” разница вселенского масштаба. Есть ли у машины душа и воля? Пока нет. Но если они не зарождаются в железе, почему бы не представить вероятность их переноса извне? А вот здесь придется  поговорить о бессмертии души. (Только не смейтесь, мои неверующие друзья. Я сам такой). Священное писание ни при чем.  Удивительным образом на мысли о душе меня натолкнул блестящий писатель Олег Дивов и его изложение статьи мыслителя и богослова Бориса Бакулина “Бессмертие души с точки зрения практической психологии”. Поиски в сети не помогли мне найти эту статью в оригинальном виде, но я увидел массу ее изложений. Фантастическая повесть О.Дивова “Саботажник” (её горячо  рекомендую к прочтению) стала играть роль первоисточника для многих авторов, пишущих совсем не на фантастические темы. 

Извините, конечно, но здесь придется напрячь воображение - нужно попытаться представить себе душу в форме электромагнитного импульса или поля (не это важно). На помощь приходит Капеллан Причер, произносящий в далеком будущем проповедь в гарнизоне военно-космических сил на планете Клякса. Там, на этой планете, с громадным риском для жизни земляне добывают сырье для лекарства, позволяющего подарить бессмертие избранным и не обязательно самым достойным представителям рода. 
* Нам доподлинно известно, что ни одна элементарная частица, ни одно поле, ни один вид энергии, раз возникнув, не исчезают бесследно. Они продолжают существовать, меняя лишь форму и состояние, непрерывно трансформируясь. … Сегодня мы понимаем материю как единство вещества, энергии и организации. И ни одна из этих частностей не может обращаться в нуль, что означало бы потерю материей одного из ее функциональных свойств. Превращение в нуль – фикция, реальная только с позиции абстракции науки. Таким образом полное уничтожение чего бы то ни было невозможно...* Человек сохраняется по той же формуле! – заявил Причер жестко и директивно. Зал в ответ сдержанно взвыл от восторга. – Конечно, не как тело хомо сапиенс сапиенс, а в потенции. Сохраняется код материальной системы, образовывавшей до момента гибели организм человека. Тут все понятно, да? Отлично, дети мои. Но вот вопрос: а насколько жестко наше сознание запечатлено в этом коде? Не случится ли с ним чего после распада физического тела? Вопрос болезненный, ведь для человека самое дорогое – его личное, индивидуальное сознание, то, каким он ощущает себя. Медицина говорит: тело и душа, сома и психика неразделимы. А значит, раз сохраняется код организации системы….

Проповедь Причера нужно читать целиком и несколько раз. Хотя бы для того, чтобы вообразить, что вечная жизнь в форме сгустка электромагнитных полей требует серьезной подготовки на протяжении земной физической жизни. Не будет на том свете, ни гулянок, ни выпивок, ни ощущения превосходства над другими. Зря бритоголовые мальчики свечки ставят после очередного дела. И зря их боссы  закладывают новые храмы, предполагая, что ТАМ тоже в ходу бейсбольные биты, макаровы и пачки купюр. Увы… книга полезнее. 

Люди пока не знают, из чего состоит душа и воля. Но это не значит, что они не существуют. Люди вообще очень мало знают об этом мире. Каждый из нас видит вокруг себя трехмерное пространство. Сильно поднатужившись (да и то только благодаря воображению, с детства дружившему с хорошей фантастикой) я могу представить 4-мерное. Совсем тяжело и ненадолго (иначе кружится голова) могу мысленно вообразить 5-мерное. И это всё. При этом математики в состоянии своим языком описать 10-мерную и даже более сложную вселенную. А люди более-менее счастливо живут в плоском мире и совсем не переживают, что их органы чувств “не видят” большую часть того, что их окружает. Не переживают по этому поводу. Но это не совсем не значит, что невидимое не существует. 

Что происходит с энергетическим кодом человека, о котором говорит наш капеллан? Становится ли он частью энергетического океана, омывающего вселенную, взаимодействует ли с другими кодами? Или это только привлекательная гипотеза? Несложно представить, что они могли бы взаимодействовать не только между собой, но и с созданными людьми техническими системами. И именно здесь, в этот момент объединения машинной памяти и огромной скорости расчетов с человеческим энергетическим кодом возникает точка переноса воли и появляется потенциальная угроза для населения планеты. Развитие технологий приведет к тому, что однажды будут созданы системы, способные воспринимать движение наших энергетических душ. Сначала воспринимать, а потом управлять ими. 

Кто выиграет? Попытка взломать человеческое “Я”, “хакнуть” душу - вот что будет самым опасным из человеческих достижений. И вот этого нужно бояться. 

Я бы никогда, даже в страшном сне не замахнулся бы на такую тему, если бы не опубликованная недавно в журнале CredoNew статья моего институтского товарища, а ныне доктора философии и профессора филадельфийского университета Михаила Сергеева “Философские аргументы в пользу бессмертия души и против теории реинкарнации вписаниях Абдул-Баха (Вера Бахаи)”. Как и многие мыслители, начиная с дохристианских времен, для разговора со скептиками Абдул-Баха искал рациональные аргументы в пользу бессмертия души. Упомянутый в статье седьмой аргумент оказался очень созвучен проповеди Причера.

АРГУМЕНТ СЕДЬМОЙ:
1. Несуществующие объекты не оставляют следов и результатов своей деятельности.
2. Человеческая жизнь оказывает длительное воздействие на мир природы и общество.
3. Следовательно, дух человека есть нечто большее, нежели сочетание материальных элементов. 

Опубликовано на партале www.refnews.ru  25 августа 2017 года

воскресенье, 20 августа 2017 г.

Дивный новый мир пока без меня


Сегодня слово «блокчейн» стало модным. Все, что с ним связано – тоже. В этом слове кому-то видятся огромные барыши, кому-то – сверхвозможности в области управления человеческой жизнью. На блокчейне построен и виртуальный мир Decentraland.Как и все, построенное  на этой платформе, это мир без административного центра. Он управляется самими участниками, и, наверное, является одним из первых достаточно успешных примеров децентрализованного социального сетевого сообщества. Decentraland стартовал в 2015 году. Здесь пользователи получают территории в собственность и распоряжаются своими наделами,  как хотят. Изначально проект был рассчитан на грамотных IT-шников, умеющих "майнить" новые площади. Но иногда, для привлечения дополнительных средств, объявляется распродажа свободных земель. В ходе торгов у обычных пользователей появляется дополнительная возможность проникнуть в это сообщество и шанс принять участие в интересном социальном эксперименте.


Распродажа состоялась в ночь на 18 августа.  Увы!  Мне не удалось с первого раза стать преуспевающим девелопером в новом виртуальном мире.  Накрылись (пока)  У меня были серьезнейшие планы взять на пробу пару участочков и построить на них что-нибудь этакое, винный бар, а к нему присоединить самую лучшую соседскую группу, где я тружусь администратором. А там глядишь, и расширить владения, если все получится.  Я уже представлял,  как обустраиваю группу в VR, потом открываю какой-нибудь офис,  типографию и издаю в  ней отличные книжки. Хорошая визуализация, внятная идеология софта и свобода. Что еще нужно для счастья человеку, несколько раз прочитавшему библию российских интернетчиков, написанную Сергеем Лукьяненко два десятка лет назад. (Речь идет о трилогии “Лабиринт отражений”, “Фальшивые зеркала”, “Прозрачные витражи”). Мне до сих пор кажется, что уже тогда писателю удалось сделать эскиз виртуального пространства, где люди будут не только играть, но и работать, и даже жить. 

Я как мог к аукциону подготовился. Перекинул несколько монет в криптовалютный кошелек, заранее зарегистрировался на сайте и стал ждать.
На сайте отсчитывалось время до начала торгов.Участки земли подавались только за ефириумы (ETH), но я был во всеоружии. Приготовил кошельки на любой вкус. И примерно в 1 час ночи действие началось. Земли должно было хватить на неделю торговли. Но не тут-то было. Весь запас ушёл за полчаса.  Мои копейки, за которые я хотел получить как минимум три участка, даже не успели добежать до кассы. Первыми к ней подобрались крупные игроки. Говорят, что были сделки по 3 млн долларов.  Очень может быть, ведь общий объем торгов превысил 25 миллионов. Нет, это не было мошенничеством. Свои деньги я не потерял и забрал их обратно. Система отработала четко, затребовав ETH  обратно, я получил их через 5 минут. Любопытно, что некоторое время назад в Telegram появился канал, где энтузиасты-одиночки  Decentraland’а строили планы и обменивались мнениями. После торгов в канале царило разочарование. Пользователи возмущались организацией торгов и призывали к созданию других проектов, предоставляющих равные возможности всем, а не только держателям кошельков с миллионными балансами. 
Конечно, обидно было видеть, как оффлайновая модель поведения побеждает и в такой распродаже. Это явный просчет создателей проекта. В конце-концов мир компьютерный, предусмотреть в нем долю для одиночных игроков было не сложно. Ну да ладно. Буду покупать на вторичном рынке. Я же не об этом пишу, в самом деле.

Остров
Пусть меня правят философы, но термин “виртуальный” применительно к подобным проектам мне кажется неточным и малоподходящим. Ну что там виртуального? Люди настоящие, я настоящий. Разве голос в телефонной трубке связывает меня с виртуальным персонажем? Конечно, пространство рисованное. А аватарки  на телефонных контактах знаете, какие бывают… К тому же некоторые вполне именитые эксперты считают, что даже наша привычная реальность может быть не такая уж и реальная. Сегодня технологически вполне по силам создать VR-мир, куда люди будут ходить сознательно, развлекаться, работать, общаться. Это может быть пространство, где они будут проводить значительную часть своей жизни. Это уже не виртуальный, а, скорее, некий параллельный мир. И как любому миру, этому тоже будут требоваться правила, законы, модели поведения.  
Рискну предположить, что хорошие разработки в этой сфере могут быть перенесены и в офф-лайн. Совсем не случайно в заголовок я вынес название одной из самых известных антиутопий XX века. Написав “О дивный новый мир” в 30-х годах, Хаксли стал искать правила, которые позволяют превратить человеческое общество в общество мира, науки и справедливости.  30 лет спустя он написал “Возвращение в дивный новый мир” и пришел к выводу, что общество деградирует даже быстрее, чем ему казалось раньше.  
Поиск правил счастливого мира - сложнейшая философская, этическая, культурная и политическая задача. Многие авторы в попытках  их сформулировать используют конструкцию замкнутого сообщества, изолированного от остальной массы населения. Очень часто действие происходит на острове, это идеальное место для выработки новых правил. Интересно, что в поисках свода “волшебных” правил Хаксли написал еще один роман. Он так и называется - “Остров”. Об острове очень активно говорил лет десять назад гуру из Кремниевой долины, сооснователь PayPal Peter Thiel. Он долго работал над идеей строительства  искусственного острова для моделирования на нем новых социальных отношений.  Потом охладел. Объяснил это технической сложностью и дороговизной. Лично мне объяснение кажется убедительным. И в самом деле, зачем вкладывать огромные деньги в строительство сложной инфраструктуры, когда сегодня компьютерные технологии позволяют решить задачу моделирования социальных отношений при значительно более скромных затратах.
Трудно сказать сегодня, получится Decentraland или нет. Не в этом дело. Не будет его - будут другие проекты, где люди станут писать правила поведения с “чистого листа”, так, как они считают сами, без оглядки на многочисленные тома сводов и законов в библиотеках. В этом смысле, Decentraland и похожие проекты - веление времени. В условиях, когда алгоритм “дивного мира” так и не создан, компьютерные миры становятся симуляторами, где эта задача будет решаться. Что касается ночных торгов, то в проект обязательно постараюсь попасть - очень уж интересно, как там внутри. А пока в очередной раз перечитаю трилогию Лукьяненко (не про дозоры).


понедельник, 14 августа 2017 г.

Информация: движение от центра

У машины не должно быть движущихся деталей
(статья написана для портала "REFNEWS. Консервативный взгляд")
Слова, вынесенные в подзаголовок, придумал не я. В не очень известном в России романе “Город и звезды” фантаст и футуролог Артур Кларк таким образом сформулировал свое видение идеальной системы. Еще в юности, наткнувшись на эту фразу,  я понял, что писатель имел в виду не только паровозные шатуны и часовые шестеренки. Движущиеся детали - это, ведь, может быть любая, хоть инженерная, хоть человеческая конструкция, выполняющая лишние, иногда паразитные действия. Чем меньше лишних действий производит машина,  тем выше ее эффективность.
Система,  находящаяся в идеальном состоянии, надежна, самодостаточна, не нуждается во внешнем  воздействии для управления, легко встраивается в другие системы и их сочетания.
Объективно к  такому состоянию стремятся все системы, поскольку оно требует наименьших затрат на поддержание функционирования.  Информационное пространство человечества как система не является исключением.


Информационная эволюция
По моему убеждению, развитие человечества и его информационной среды - это единый процесс, а не два параллельных. Ведь от других существ на планете homo sapiens отличается принципиально только одним – способностью получать, систематизировать, обобщать и передавать информацию. Когда первобытный человек впервые сделал каменный топор, он, должно быть, показал его сородичам, жестами и мычанием объяснил, как сделать такой же инструмент, а потом, возможно, изобразил  процесс изготовления на стене пещеры. Он еще не понимал, что передает соплеменникам знание, информацию.
Если бы каждому поколению людей приходилось бы проходить заново путь, пройденный предками, не состоялось бы никакой человеческой цивилизации.  Именно  информация позволяет людям подхватывать начатое предшественниками и, не останавливаясь, идти дальше. Известны, ведь, реальные случаи воспитания человеческих детей в стаях животных. Без информации, без получения человеческих знаний люди из них не получились.  
Значит ли это, что чем лучше будут организованы процессы накопления и передачи знаний, тем быстрее будет идти развитие общества? Видимо. Системы взаимосвязаны, но их развитие не идет синхронно.  Социальная среда, инерционная и зарегулированная,  может и будет сопротивляться и тормозить перемены. Скорее всего, для ее изменения потребуется накопление критической массы перемен в информационной сфере. Но это другая тема.  
Ныне живущим землянам повезло, они все присутствуют при начале очередного глобального цикла развития информационной среды.


Основные жизненные циклы информации схематично включают:
  • оформление контента (назовем процесс производством информации, хотя это не совсем точно),
  • обработку,
  • хранение,
  • распространение,
  • потребление.


В разные исторические эпохи себестоимость и эффективность указанных процессов были различными.
Если в первобытном обществе возможности производства, хранения (кроме как в наскальных рисунках),  распространения  практически отсутствовали, то с течением  эпох менялись технологические условия, повышающие эффективность информационных процессов.  Хотя можно предположить и  что смена самих  эпох происходила по мере накопления в обществе информации, ее структуризации и расширения каналов распространения.
Появление пергаментных свитков, рукописных книг, библиотек, типографий и бумаги. Бродячие артисты и сказители, почта, развитие мореплавания, строительство дорог. Множество этих явлений лежит в таймлайне развития информационной среды. При этом каждое следующее явление на порядок повышало эффективность процесса, за который оно “отвечало”.
Понятно, что про теперь нужно писать про информационный взрыв, вызванный появлением компьютеров, интернета и мобильных цифровых устройств. Да, именно этот взрыв снизил себестоимость всех процессов до порога, когда каждый житель планеты может без особых затрат быть и производителем, и потребителем информационных продуктов.
Возможность донести информацию до большой группы людей стала стоить сказочно дешево. При этом она практически не требует юридического оформления или организационных усилий.
Один из наиболее примечательных эффектов этого взрыва заключается в том, что число потребителей информации выросло незначительно, а вот цифры производителей постоянно растут. Все цифры стремятся к своему физическому пределу - численности дееспособного населения Земли.


Но в  этой области есть несколько групп нерешенных проблем. В их числе:
  • отсутствие гарантий достоверности информационных ресурсов
  • не решены вопросы юридической чистоты доступной информации - проблема авторских прав
  • трудно решаются вопросы материальной компенсации авторов, обработчиков и хранителей информации (рекламный бизнес не в счет)
  • политическая сфера пытается навязывать информационной свои правила поведения. Это серьезно тормозит перемены.


Таким образом, технологические возможности информационной среды входят в противоречие с нынешним состоянием общественных отношений, культурными и историческими особенностями и традициями.


Информации больше не стало
На мой взгляд, очень важно понимать, что на самом деле не приходится говорить о бурном росте объема информации. Он как раз вырос незначительно. Стало больше не просто информации, а ДОСТУПНОЙ информации. Вот на днях MIT сообщил, что оцифровал и выложил в общий доступ все свои учебные материалы. При этом новая информация не появилась, все уже существовало. Но то, что лежало раньше в библиотеках и хранилищах, вдруг стало открытым для всех.
То есть, информация сосредоточенная ранее в одном центре, в один момент разошлась по всей планете, осела на миллионах серверов и рабочих станций. Произошла децентрализация.
Этот процесс приобретает лавинообразный характер, и у все большего числа землян находится информация, которую они считают нужным сделать общедоступной, хотя всего пару десятков лет назад благополучно обходились без этого.


Децентрализация
Термин децентрализация” - ключ к пониманию происходящих процессов, затрагивающих не только информацию. Экономика, финансы и даже социальные и политические процессы ощущают на себе ее влияние.
Кто сегодня не знает слова “биткойн”?  А ведь это ярчайшее проявление децентрализации. Начав с с финансовой и банковской сфер криптовалюта стала подтачивать основы социального и государственного устройства во всех странах. Самое важное качество биткойна - его нефиатность . (Фиатные валюты, это те, чье поведение определяется решениями органов власти). Биткойн,  по большому счету - единственная нефиатная денежная единица на планете. То есть она живет не в соответствии с решениями партий, правительств и центробанков, а в соответствии с заложенным в ее основу математическим алгоритмом. Изменить этот алгоритм не в состоянии все правительства мира вместе взятые.
Вот уже несколько лет лет мы наблюдаем активный рост стоимость этой валюты. Если отбросить спекулятивные интересы, то это говорит о стремлении растущего числа людей решать свои задачи самостоятельно, без участия политиков и государственных банкиров.  
Желание жить самостоятельно и на основе прозрачных правил строить свою собственную среду проявилось и в создании европейской Либерландии.  (“Армия Либерландии идет в наступление”).Создание этого почтигосударства может показаться анекдотом, но если знать, что аналогичные конструкции вполне серьезно обсуждаются в мире, а опыт самой Либерландии пристально изучается политиками и социологами, начинаешь понимать, что речь идет об идее, реализация которой - дело времени. Кстати, вполне сознательно применяю к Либерландии определение почти-, а не квазигосударства - шансы на будущее у нее есть.
Через несколько дней стартует еще один интересный проект - Decentraland https://decentraland.org - строительства виртуального мира. Он тоже делается на блокчейне и делается, как симбиоз игрового проекта и социальной сети. Успех может подтолкнуть появление новых похожих проектов и ничего, что они похожи на игру. В конце-концов, некоторые криптовалюты тоже начинались, как деньги для расчетов внутри сетевых игр.
Время децентрализации информации наступило раньше других, и сегодня мы наблюдаем идущие навстречу друг другу два процесса: со стороны производителей - стремление самостоятельно, без  участия официальных и лицензированных структур, производить контент, а со стороны потребителей - без участия тех же структур, самостоятельно определять каналы потребления контента.


Движение только началось, а результаты уже видны невооруженным глазом. Значит, скорость велика.
Информационное поле в результате смотрится странно. Его территория поделена между регулярными информвойсками правительств и финансово-промышленных групп, отрядами наемников, анархистов и информационными партизанами. Здесь заключаются постоянные и временные союзы, покупаются и продаются игроки и сами отряды. При этом, отряды блогеров и телеграмщиков уже достаточно четко отсортировались. Что касается регулярных сил - больших телеканалов и газет, то они продолжают пребывать в уверенности, что зритель-читатель и дальше будет не раздумывая сидеть на одной “кнопке”. Будет. До тех пор, пока не появится работоспособная платформа, позволяющая вышеуказанную “кнопку” формировать по своему желанию. И тогда не будет больше продаваться газета или канал целиком. Будет продаваться отдельный автор, тема, заголовок. Впрочем, этот процесс займет немало времени.   
Надежду при создании новой платформы многие возлагают на математическую и идеологическую базу процессов децентрализации -  блокчейн, распределенный реестр. По мнению некоторых специалистов, это самая надежная  технология систематизации и хранения информации, придуманная людьми за последние 5000 тысяч лет.
Есть уже вполне зачетные, построенные на блокчейне экспериментальные проекты распространения информации типа Decent (https://decent.ch/). Они позволяют отрабатывать технологию персонализации каналов и оплаты труда авторов, а также готовить аудиторию к переменам.   Без всякого блокчейна (пока, во всяком случае) очень активно и успешно работает на этом направлении Facebook.  Прорыв может случиться где-то на пересечении линий этих и других похожих проектов. И случится, похоже, в обозримом будущем.


Не все СМИ погибнут
Я вовсе не отношусь к тем, кто считает, что новые технологии “убьют” традиционные СМИ. Люди в массе своей ленивы и не склонны тратить дополнительные усилия для сознательного самоинформирования или самообразования. Многие и через 100 лет будут пользоваться готовым, бесплатным набором. Той самой кнопкой.
Многие, но не все.

Черновик этой статьи был написан 15 лет назад. Единственное, что я не видел в 2002 году - блокчейн. Тем лучше, его появление вдохнуло жизнь в концепцию.

понедельник, 26 июня 2017 г.

Союз бдительных

Когда один из участников группы соседей в Faсebook  рассказал, как пользуется приложением "Помощник Москвы", в ленте разгорелась словесная битва.

Это приложение позволяет штрафовать тех автовладельцев, кто ставит машины на тротуарах, газонах или просто не платит за парковку.

"Стукач", "доносчик" и прочие эпитеты были произнесены в адрес автора поста. Эпитеты обидные и означающие, что своими действиями активист подвёл неких безобидных, и местами, даже хороших людей. 
А чем же они хороши? Увы, никто не дал ответа на этот вопрос. Но все-равно твердили: активист, мол, делает что-то недоброе. А один из любимых доводов оппонентов - "этим должна заниматься  полиция". 

Гуляя по небольшому французскому городу, заметил интересную табличку на столбе: "В этом квартале живут  бдительные соседи. Связь с полицией моментальная". 
Бросилось в глаза, что в квартале существенно чище, чем в соседних,  почти нет мелкого мусора, раскиданных окурков, нет инопланетных надписей на стенах и слоняющихся по улицам неприкаянных личностей. Говорят, что и квартирных краж там поменьше. Чисто и тихо, гуляют дети. 
И никакой полиции. 
Активная позиция жителей квартала предельно проста: не наблюдать, а вмешиваться, и если нет возможности справиться самостоятельно, то звать полицию.  Полиция - это уже финальная инстанция. К каждому курильщику не приставишь агента следить, когда он бросит "бычок" под ваше окно, и не набрать столько инспекторов, чтобы хватило на каждую автостоянку.
Без общества ничего не получится. Собственно говоря, позиция общества, жителей  - ключевой фактор.
Если людям плевать, что будет с их двором, то полиции  и подавно. 

8 лет назад меня оштрафовали в маленькой альпийской деревушке на бесплатной парковке. Мы приехали с друзьями на рынок и спокойно поставили машину на стоянке, обозначенной как бесплатная. Там была тонкость, нужно было на торпедо положить картонный циферблат и указать на нем время заезда. 
25 Евро штрафа мне выписал не полицейский (полиции в этой деревне вообще нет), а местный житель. И хоть места свободного было море, порядок нужно соблюдать.





Но если бы дело было только в мусоре и окурках. 
В Адыгее случился скандал - выпускница на собрании заявила, что ее одноклассница получила медаль только потому, что ее мать работает в районном отделе образования. Началась проверка, медаль отобрали, мамашу уволили.
И вновь те же аргументы: "настучала", "донесла", "что ей жалко было? а теперь целая семья страдает". 

А если у человека не было другого способа восстановить справедливость? А если ей элементарно было не все-равно?
Начала с медали - пусть. Важно, что хоть кто-то из целого класса не смолчал.
Лучше так, чем вообще без надежды сломать традиции безразличия. Национальный алгоритм "Моя хата с краю" в этот раз дал сбой.

50 лет назад Сингапур был одной из самых больших помоек Юго-Восточной Азии. Сегодня это современный мегаполис, один из привлекательнейших и чистейших городов планеты. 
Но не полиция добилась такого результата, а все жители. Хоть и хочется им иногда плюнуть на тротуар, и жевательную резинку (запрещенную) провезти контрабандой, и от штрафов стонут, а звонят, жалуются, сигнализируют. 
В Сингапуре есть один нюанс- этот жесткач там для всех, невзирая на должности. Но с чего-то же нужно начинать...








суббота, 15 апреля 2017 г.

Люди в колясках. 30:0 в пользу Барселоны

Участие а потом - неучастие России в Евровидении привели к тому, что внезапно у представителей властных структур и у некоторой части населения проснулся очень непродолжительный интерес к жизни тех людей, которых в официальных документах называют маломобильными. Вдруг выяснилось, что в обществе есть большое количество людей, наивно полагающих, что если по ТВ показали так называемый низкопольный автобус, то дела в этой сфере у нас обстоят не хуже, чем в остальном мире, а может быть даже и лучше.
К сожалению, здесь придется использовать слово "вранье". Нет, не про автобусы. Их очень мало, но они появляются. Вранье - про "не хуже, чем в остальном мире".
Хуже, значительно хуже. И дело не в автобусах.
Поучаствовав в одной из перепалок на эту тему, я решил использовать поездку в Барселону для сравнения, внимательнее посмотреть, как живут эти люди в столице Каталонии. А поскольку всегда считал, что любые слова ничего не значат против практики, отправился в часовую прогулку от Барселонеты до площади Испании. Шел и наблюдал.
Надо ли говорить, что тротуары, которые в Барселоне не перекладывают почти никогда (только текущий ремонт), ровные. Плитка не качается, не встает на попа, ям нет. Не паркет, конечно, но здесь я хожу, не глядя под ноги. Конечно, тротуары все с удобными съездами.
У нас тоже это делают, но попробуйте, например, пройти по Большой Дмитровке, взявшись за руки. Не сможете - весь тротуар перегорожен милыми сердцу мэра "малыми архитектурными формами". Гулять здесь удобнее всего гуськом. Инвалид в коляске - тоже замучается маневрировать.
А если тротуар перегорожен пафосным крыльцом какого-нибудь офиса, то смысл съезда совершенно теряется.
Пандусы в переходах - это для экстремалов. Есть лифты и эскалаторы. И у нас (кое-где). Однако чувствуется некоторая разница в подходах. Испанский лифт просторен, выглядит современно, виден издалека. Наш не очень заметен, тесен и похож на контейнер для мусора.


Ну ладно, идём дальше, гуляем, смотрим по сторонам. Барселона - город древний, поэтому булыжная мостовая здесь встречается. Например, недалеко от старого порта, возле музея Каталонии. Примерно такая у нас на Красной площади. А вот это асфальтовые дорожки положенные поверх брусчатки для того, чтобы коляски могли нормально передвигаться. Сами тротуары достаточно широкие. Во всех больших магазинах - удобные пандусы и специально оборудованные входы, кнопки, чтобы вызвать помощь.












 Итог. В Барселоне около трех десятков людей в самоходных и ручных колясках, с "ходунками" встречены всего лишь за один час. Они идут по делам, покупают товары на рынке, сидят в кафе с друзьями, просто греются на солнце, ждут на остановке автобус (видимо, тот самый).
А где же наши? Вроде бы у нас как в Греции, тоже все есть. Пусть поплоше, пожиже, но ведь есть. Значит, должны быть и те, кто всем этим пользуется?!

Часовую прогулку по центру Москвы я совершаю практически ежедневно. С нулевым результатом. Впрочем, прошлым летом регулярно наблюдал одного водителя "самоходки" на Белой площади. Видимо потому, что это чуть ли не единственное место в городе, где можно передвигаться на подобном транспортном средстве. Попрошаек на перекрестках я не считаю умышленно. Только гуляющие, идущие по своим делам, сидящие в кафе.
Сегодня проделал "контрольный", уже двухчасовой переход - Лесная, Новослободская, Малая и Большая Дмитровки, Тверская. НИ ОДНОГО!
В чем же дело? Может быть, дело в том, что помимо автобусов и лифтов этим людям нужно нормальное, человеческое отношение всего общества, а не отдельных сочувствующих?
Вот например, везде есть инвалиды, передвигающиеся на автомобилях. Для них во всех странах делают специальные парковочные места. Только в Москве они по странной причине все всегда заняты. Обратите внимание, сколько вдруг в стране появилось Мерседесов и БМВ со знаками "инвалид". Конечно, все знают, почему эти места заняты в Москве. Потому что все врут. Врут водители, прикидывающиеся инвалидами или их помощниками, врут те, кто оформляет липовые справки, врет полиция, заявляющая, что ничего не может с этим поделать.
 


А как в Испании? Вот так. Никто не посягнул на эти места. А ведь ситуация с парковками в Барселоне не лучше московской. И полиции рядом не видно. Просто, люди другие. Я далек от стремления идеализировать европейцев. Люди - везде люди, и при возможности "похимичить" - "химичат". Но моральные тормоза там понадежнее.

Соотношение 30:0 не просто грустное. Отсутствие колясок на российских улицах - это очень жесткое обвинение обществу и власти. И что бы ни показывали в парадных телерепортажах, нужно просто выйти на улицу и оглянуться. Видите этих людей? Нет? А ведь они существуют, и их много. Просто сидят в своих жилищах, запечатанные там равнодушием и враньём.

Небольшой апдейт из Канн.
Уличный туалет-автомат, оказывается, тоже может быть приспособлен для нужд колясочников. При этом его совсем не обязательно делать похожим на вход в бомбоубежище.


А если хочется пойти на пляж? Да пожалуйста. Вот лифт.


четверг, 9 февраля 2017 г.

Записки администратора группы

Ну что за работа - администрировать сообщество в FB? Знай себе принимай новых участников и время от времени участвуй в обсуждениях.
Участвовать в обсуждениях тоже совсем несложно. Конечно, неплохо бы разбираться в предмете дискуссии. Но можно лайками и вопросами отделаться.

А если ругаются? И писать нужно без ошибок.

Хотя, о чем это я. Огромный массив интернета заполонен безграмотно написанными текстами и  матом через слово. Есть целые группы, где по-другому и  не общаются. Времена такие.
Но это же не повод принимать такую модель. Есть другие  ресурсы.

Однажды, пару лет назад, за вечерним чаем  Светлана Колосова посетовала, что "Большой город" закрыл все свои районные приложения (в том числе приложение БГ. Белорусская" в ФБ. «Абсолютно негде стало читать районные новости»,- сказала она. В тот вечер и решили сделать группу в Facebook’е. И назвали ее «Соседи. Белорусская и Новослободская». (Не очень давно провели голосование и уточнили имя – «Соседи. Белорусская-Новослободская-Маяковская».

У нас хороший район, здесь живут умные и интересные люди, и захотелось построить сообщество именно для таких.
Так и родилась концепция Группы, в которую принимаются только те, кто, действительно, так или иначе связан с районом. Живет, работает или учится. Ходит в гости к друзьям или в любимый ресторан.

И не ругается?

Ругаются и иногда очень сильно. Эмоций хватает. И материться не запрещено. Мат – это вообще-то часть нашего языка. Время от времени матерятся все. Но, как бы это сказать… Мат должен быть уместен. Матерное словечко может украсить фразу, а может обидеть собеседника или показаться пошлым и грубым всем читателям.
В правилах  нет пункта «не материться». Но есть про уважительное отношение к другим людям.

Что-то получилось.
По сравнению с другими группами, численность нашей не рекордная.
Ох как легко было бы довести ее численность до многих-многих тысяч! Всего-то и нужно ослабить фейс-контроль.

Все, что происхоит в районе становится темой для обсуждения. Интересные истории, актуальные вопросы.
Пишут не все. Многие только читают и лайкают. Но есть и интересные авторы, в том числе постоянные.
В общем, получился довольно плотный поток новостей о том месте, где мы живем или работаем.
Он еще и полезный. Непременная часть ленты – объявления, советы, обмен  соседским опытом. Например, в прошлом году чаще и активнее всего говорили о том, где вкусно поесть и где купить хорошую еду (рыбу и мясо), стоит убирать за своей собакой на прогулке или нет, парковки, плитка и другие козни московской мэрии, Ликсутова и Собянина.
Агрессивная реклама запрещена. Да и обычные объявления приветствуются, только если речь идет о районе или предложение может быть особенно интересно именно участникам группы.
А как еще? Замусорить ленту легче легкого. Кто ее читать после этого будет?

Фейс-контроль – отдельная тема. На этой неделе в группе раздался вопль: «Помилуйте, администраторы не имеют права называть Группу соседской. Они не всех принимают». Безобразие, в общем.

Название дело такое. Как назвали, так и живет.
А вот кого принимать?
Как водится, сначала группа была небольшая. 10-20 участников. Первая сотня месяца через два только появилась. Первую тысячу мы со Светой отмечали в кафе на Белой площади, как семейный праздник. Полторы тысячи набрали в канун нового, 2016 года. До заветной цифры оставались 2-3 человека. Все уже столы накрывали, а счетчик 1497 действовал на   нервы. Пришлось кинуть клич, пообещать бутылку вина юбилейному участнику, и  сам собой организовался неслабый флэш-моб «приведи соседа». Этот новый год до сих пор вспоминаем с удовольствием.

Когда численность перевалила за 2 тысячи, мы стали замечать растущий интерес к сообществу. Стали появляться соискатели с непонятными или явно вымышленными именами, без фотографий, без друзей. Даже без ленты сообщений. Это полезли боты, тролли и агентура рекламных и pr-агентств. Первые две категории вычисляются, и сами засвечиваются. Тогда их удаляют. Если в их числе видим хамов и скандалистов,  блокируем. За все время только 21 участник оказался исключен с «черной меткой». С агентурой сложнее. Заходят они и сидят тихо, до команды. Какая будет команда, бог его знает. То ли под очередные выборы, то ли под ремонт тротуаров включатся. Пока не начнут писать, так и не увидишь, ведь.

Пишу этот пост и посматриваю на лист ожидания. Сейчас в нем уже почти 20 имен желающих присоединиться к сообществу. Кто они? Разве же узнаешь? Но есть выработанные опытом правила и порядок.

Из этих 20 никто так и не ответил на вопросы анкеты. Неделю уже не отвечают. Не ответят, значит не будут приняты. Да и если ответят, тоже гарантии нет. Потому  что есть профиль, который тоже помогает принять решение. И тогда мы задаем дополнительные вопросы. А в ответ иногда слышим возгласы: «вы там охренели, принимайте немедленно!», «параноики!», «я не бот, честное слово!»

Очень популярна аргументация типа: «я  очень публичный, известный человек, поэтому прячусь под псевдонимом и не ставлю фото». У «известного и публичного» человека закрытый профиль, и 20, а то и вовсе 5 друзей.

Выглядит это примерно так.
Очень может быть, что среди отвергнутых есть реальные жители района. 
Можно верить всем - это совсем не сложно. Но так хочется общаться с людьми, от которых пахнет человечьим духом, а не заказом из  штаб-квартиры очередного депутата или пресс-службы большой компании.
Поэтому не будем контроль отменять. Лучше добавлю еще один вопросик в анкету .