суббота, 30 июля 2016 г.

IV. 300 лошадиных сил, цветы, футбол и море

До свидания, Fabregas!
(Заключительная глава рассказа о путешествии Начало истории - здесь)

 В обратный путь мы отправились в воскресенье. Дорога от французского Тулона в итальянскую Доцу идет вдоль моря, повторяя почти все изгибы скалистой береговой линии. Там же, где дорожники не смогли проложить асфальт по берегу, они пробили тоннели или построили мосты над глубокими ущельями. Трасса непростая, а скорость немалая — 130. Через час-полтора такой езды некоторых элементарно укачивает. Из знакомых мне дорог, пожалуй, только знаменитая Ocean Drive в Калифорнии похожа по числу виражей. Там, правда, нет тоннелей…
Километров 400 это длится, потом сворачиваем в сторону от моря, и шоссе становится прямее.
Наш путь лежит в Москву.Правда, мы отправились домой небольшими перегонами, чтобы не устать от руля, возвращаясь из отпуска.
Первой остановкой стала художественная галерея под открытым небом — Dozza. (Здесь я выложил отдельно серию фотографий).
 
 



Это где-то недалеко от Болоньи. В Dozza имеется крепость Катерины Сфорца (Catherina Sforza), соперничавшей с семьёй герцогов Борджиа. Её потомки жили в замке до 60-го года прошлого века, а сейчас замок принадлежит городу.Муниципалитет Dozza уже четверть века приглашает на необычное биеннале современных художников: они пишут картины-фрески прямо на стенах старинных домов, превращая старый город в музей.
В наших поездках почти никогда не бывает экспромтов. Все остановки мы планируем еще дома,и в зависимости от сложности поездок, один этот процесс может занять несколько месяцев.
Отели тоже бронируются заранее. Технологии современного мира и опыт работы с информацией позволяют безошибочно выбрать комфортабельное пристанище. А зачастую и сам отель становится предметом изучения. Особенно, если ему лет 500 уже.

Велосипеды, секс и космос


 Об этом художнике нет ресурсов на русском, а зря.
Tonino Dal Re родился 8 декабря 1924 года в крестьянской семье на окраине Имолы. Ребенок был, как сейчас сказали бы, необычный. Просто с детства тянуло к рисованию.
Он все время экспериментировал — писал в храмах, рисовал спортсменов, женщин, цветы. Писал ярко, не особенно оглядываясь на учителей.
Первую известность принесла ему серия работ про популярнейшую в Италии велогонку, ну а дальше пошло-поехало — фрески, натюрморты, портреты, чувственность и сюрреалистичность.  Умер недавно — в 2010 году.
Картины Tonino dal Re бросаются в глаза, притягивают, заставляют внимательно их рассматривать.




Несколько работ украшают древнее здание отеля, куда из Франции нас привела извилистая дорога.



В XIII веке на холме неподалеку от Болоньи, в приходе Сан-Лоренцо среди кипарисов был построен небольшой монастырь Монте-дель-Ре.

В XX веке здание монастыря перепрофилировали под отель. Сегодня эта гостиница имеет сертификат качества итальянских исторических домов, славится на всю округу своим рестораном и умением проводить красивые мероприятия.

Отсюда всего полчаса пешком до города Dozza, на одном из домов которого есть и работа Tonino del Re.

Если выберетесь в Болонью или Милан (наши, ведь, часто туда ездят) не пожалейте времени. Потратить день-другой на прогулки по сказочно красивым полям (одно из названий места — «райский холм»), дегустацию вин, вкусную еду и картины — оно того стоит.
Хоть и было времени немного, мы все успели.

Повар — это красиво

От райского холма до райского озера Вертерзее в Австрии всего 4 часа езды.
Вот, что пишет Светлана:

«Заходите, заходите, мы вас ждем»,- приветствовал меня симпатичный мужчина с артистическими кудрями, в белой рубашке и ярко-красных штанах, удобно расположившийся за большим, явно антикварным столом в салоне (не могу это назвать лобби, холлом, приемной) виллы Miralago.
Творческая натура, отметила я про себя, художник, наверное. Да-да, художник, еще раз сказала себе, увидев картины, явно не старинные, что висели вдоль лестницы, по которой мы поднимались на второй этаж.





Небольшая вилла (памятник архитектуры) была выбрана за красоту, близость к озеру и собственный пляж. И еще потому, что мы были в этом городке, Перчах, 15 лет назад и воспоминания о той поездке до сих пор грели душу.
Спросили — можно ли поужинать, нужно ли резервировать столик. «Обязательно», — ответили нам.
Столик для ужина был накрыт на небольшой веранде, скорее даже площадке на лестнице, с которой открывался фантастический вид на озеро и горы, макушки которых розовели в закатном солнце. Miralago так и переводится — «Вид на озеро». «Художник», облаченный уже в длинный фартук невероятно красивого апельсинового оттенка спустился к нам.
«У вас есть выбор, — церемонно сказал он — ужин по меню или «сюрприз», определитесь только — вы хотите мясо или рыбу как основное блюдо. У нас шесть перемен блюд.»
«Нет, нет, запротестовала я (отсутствие весов в отпуске страшно нервировало), шесть это слишком много, мы бы хотели ограничиться двумя, ну или тремя…» «Мадам, конечно, как Вам будет угодно, но Вы делаете ошибку, к тому же — у Вас такие тонкие пальчики, Вы явно себя морите голодом».
Вкусовые ощущения, ингредиенты и тонкости приготовления описывать не буду, я не ресторанный критик, но рыбу, приготовленную для меня, я съела в момент, дочиста. Попробовала пикантный морковный суп у мужа, поданный в изящной чашечке, и пожалела, что отказалась. А уж вишневый пирог (мадам, в нем совсем нет муки), отобрала и съела, практически, весь.
Уходить с этой веранды, от засыпающего озера и гор, совсем не хотелось, в этой части курортного городка Перчах тихо-тихо, парк закрывает виллу от улицы, и кажется, что она находится в каком-то уединенном месте, мы долго сидели, наслаждаясь вечером и вином.
На вилле всего 11 комнат для гостей, все они разные, декорированные с любовью и вкусом . Наши окна выходили в парк. Хотя никаких кондиционеров нет, в комнате было приятно прохладно.
Завтрак утром был накрыт на траве пляжа и тоже был великолепен. Все, что подавалось было необычайно свежим, чуть не этим утром привезено местными фермерами. В Каринтии всегда вкусно, но это было что-то особенное.



На следующий день почти до полудня плавали в озере, вода была теплее, чем в июльском Средиземном море, уже собрались ехать дальше, и тут я заметила на конторке книгу с портретом нашего художника-шеф-повара. Ну и уже не могла остановить свой поток вопросов.
Выяснилось, что наш «художник», Йоханнес Мушич (Johannes Muchitsch), входит в число лучших шефов Каринтии, но при этом он не учился в кулинарной школе, просто всегда любил и умел готовить. Он большую часть своей профессиональной жизни был страховым брокером и консультантом по финансовым вложениям, работал в Вене, основные его клиенты — врачи частной практики, в Австрии это всегда состоятельные люди. В 1994 вернулся на родину в Каринтию и перевел в Клагенфурт деятельность своей страховой компании. На виллу он долго приезжал как гость, а в 2009 (ему было 44) решил, что хочет изменить жизнь. Даже не изменить, а дополнить. И теперь он — хозяин виллы и ее шеф-повар, здесь же живут его родители, и все лето он работает шефом и постоянно здесь. Хотя не оставляет своих клиентов без присмотра (Клагенфурт совсем близко). Поэтому на конторке лежат два проспекта — отдыха в Миралаго и страховой фирмы «Muchitsch».
Главный летний доход — свадебные вечеринки, все уикэнды расписаны. Это очень правильное и романтическое место для свадьбы. Когда мы уезжали, его ассистентки как раз протирали бокалы — готовили очередной красивый свадебный прием.
Здесь же живут родители Йоханнеса, помогают ему, мама как раз спустилась вниз, когда я терзала его своими вопросами. Тихонько подошла к шкафу, достала оттуда баночку апельсинового джема, собственноручно сваренного, и протянула мне — это для вашего первого завтрака дома».
Miralago — место, куда мне хочется вернуться.

Кромержиж, Могилев и другие
Главный туристический ресурс Европы — не столицы и прочие мегаполисы, а малые города и деревни.
Почти в каждом городке можно запросто провести пару дней, гуляя по старым улочкам, заходя в рестораны, где обедают не толпы приезжих, а местные жители. Везде есть музеи и памятники, бережно сохраняемые властями.
Крохотный Кромержиж — это хорошее пиво, рульки, классная центральная площадь и сад цветов.

В любом европейском городке найдется приличный отель или гостевой дом. В Кромержиже мы снова пошли в монастырь. Теперь это Hotel Octarna. Неплохой, надо сказать. Полный набор услуг 4-х звезд.





 











В белорусском Могилёве весь вечер обсуждали с турецкоподанным Эрдалом Чайыром, хозяином местного ресторана с псевдо-итальянским названием «Филетто» и европейско -турецкой кухней, будущее его страны. Перспективы родины кажутся ему нерадостными , «только хуже будет», последние новости пугают, пошли перебои с поставками — вот даже турецких маслин уже 10 дней нет, а они значатся в меню. (Меню нас порадовало сразу блюдом «полцыпы», это слово теперь со мной навсегда) Свой бизнес в Белоруссии Эрдал строит уже 10 лет, размахнуться в Могилёве сложно — у людей денег маловато, им не до ресторанов, а в Россию он сейчас и к друзьям поехать не может — виза нужна, а её ждать долго.
Ресторан у Эрдала получился неплохой. Наверное, даже лучший в Могилеве. Одно только не могу понять: почему при прочих равных условиях у коренных могилевцев получаются кабаки с примитивным меню и галдящей публикой, а у турка — место, куда не стыдно привести приличных людей.
Посмотрели город — здание местного театра ещё Екатерина строила, на ступеньках «прогуливается» бронзовая дама с собачкой, шпицем, как и положено. Ушки шпица до золотого блеска затрепаны желающими погладить. А площади Звезд (Зорная плошча ) все тянутся пожать руку Звездочета, это приносит удачу. Перед Звездочетом — столб с основными вехами истории Могилёва: основан в 1262 … Стал городом Российской империи … С 1991 областной центр Республики Беларусь. Словно и не было СССР в истории этого города.

 Вот так до Москвы и добрались.

Вернуться к первой части истории

пятница, 29 июля 2016 г.

III. 300 лошадиных сил, цветы, футбол и море

Чужие здесь не ходят.

(третья часть истории о поездке на море. читать с начала - здесь)        

Оберне находится в 20­ км от Страсбурга и, ­разумеется, сопровожд­авшие меня на этом эт­апе поездки 3 блондин­ки пытались заманить ­в большой город. Не в­ышло.
«Тема путешествия – французская провинция, ­- жестко отверг я ра­ссказы про страсбургс­кие торговые центры. ­– Ваш Страсбург — не ­формат. Мы поедем на море. В деревню».
От Эльзаса до Лазурно­го берега 800 км, и п­ролетают они по франц­узским магистралям ле­гко — только успевай­ совать кредитку в автоматы на довольно многочисленных пунктах сбора денег. Зато быс­тро, комфортно и без ­ям. (И дешевле подмосковных платных).
Попрощались с Анной и­ Дени, хозяевами нашего средневекового замка, помахали ручка­ми полюбившемуся Эльз­асу и через 8 часов п­одкатили к дому на пляже Fabrе­gas, в дачном районе ­агломерации Toulon — La Seyne-sur-Mer.
Здесь поблизости практически вообще нет парковочных мест, кроме тех, что расположены во дворах. На улице не встать, а стоянка на въезде в район вмещает машин 50. Так что на этом пляже загорают только местные жители. Видимо, поэтому он очень чистый, а отдыхающие ведут себя так, словно знают друг-друга много лет. Ну, скорее всего, так оно и есть. Могут и стол накрыть прямо на пляже, если есть повод.
При этом рядышком есть пяток вполне приличных ресторанов. Но работают они только с 12.00, поэтому за продуктами, как ни лень, а выбираться в городок время от времени приходится.
В паре км от поселка есть приличный супермаркет, где можно купить не только вино
Мы здесь остановились на недельку, б­лагодаря Светиной зна­комой, как раз в Fabr­egas и проживающей.
Фантастически удачное место оказалось.


Вид из гостиной такой, словно стоишь на мостике морского лайнера.
В поселке дома очень простые — при всем желании не найдешь ничего похожего на новорусские хоромы. Хотя живут по соседству и довольно известные персонажи. Есть даже нобелевский лауреат, физик.
И так нас манило море, что решили ничего не планировать на неделю вперед. Мол, как получится, так и будет. Больше на пляже поваляемся.
‪Рано утром идём поплавать, на пляже ещё никого. В море подплывает супружеская пара лет шестидесяти с плюсом . «Доброе утро… Не подскажете ли, где здесь ближайшая булочная». Нас неожиданным вопросом даже в неожиданном месте (как пройти в библиотеку в три часа ночи) не собьёшь. Говорим, что сами первый день, точно не знаем, но нам сказали, что в паре километров точно есть. Собеседники немного огорчились, оказывается они с ближайшей лодочки, ночевали здесь, в бухте, поплыли за круассанами к завтраку, а тут — облом. Расстроенные уплыли обратно. А в деревенской булочной, до которой мы потом дошлёпали, сварили нам ещё и вкуснейший кофе на крохотной кофеварке. Хлеб отличный. Батон из ржаного теста  с оливками умяли по дороге, не дойдя до дома.

Тулон
Тулон — не произвел большого впечатления. Он был основательно разрушен во время войны. Верфь не давала покоя нацистской авиации, потому бомбили город нещадно, и осталось от него только несколько исторических зданий. После войны восстанавливать разрушенное не стали, а построили что побыстрее — типовые коробки. Прямо на первой линии. Украшением города они так и не стали.



Но вот оперный театр в Тулоне — второй по размерам после Гран-Опера во Франции. Хозяйка местного магазинчика, работающего рядом с театром, узнав, что мы из России, сразу заговорила о Большом («зато мы в области балета впереди планеты всей») и вскользь упомянула, что она была балериной и сорок лет назад танцевала на одной сцене с Михаилом Барышниковым, «поверьте, я была так красива, когда была молода», вздохнула она. Красива и изящна она до сих пор, как многие француженки старшего возраста.

La Ciotat
В городке Сьота  сохранили не только старый вокзал, на котором братья Люмьер снимали первое кино «Прибытие поезда», но и их дом и самый первый европейский кинотеатр.

Кинотеатр сохранился с тех самых пор. Его недавно ремонтировали, и сегодня он смотрится выглядит как декорация, но такой он и был. Кинотеатр работает по-прежнему. Говорят, в нем сохранены и старые кресла в зале, и даже древний экран. Сейчас на самом старом экране в ближайшие выходные можно посмотреть фильм «Вива, Куба!».




Republique Independante De Figuerolles.
‪George Klimoff (семья его прадедушки, владельца стекольного завода в Гатчине, уехала из России после революции) свозил нас в ресторанчик своего приятеля Олега, чьи бабушка и дедушка, в свою очередь служили в легендарном полку Нормандия-Неман и остались во Франции, в маленькой бухте напротив скалы с каким-то индейским профилем на вершине, в фиговой (инжирной) роще построили свой дом и бизнес, назвав место «Независимой республикой Инжирией» (Republique Independante De Figuerolles).

Сейчас это ресторан, столик в котором нужно резервировать за пару дней, и совсем простой отель, среди гостей которого были тем не менее Алан Делон и Бельмондо, всё с тем же придуманным русскими, немного провокационным для властей названием, к которому добавлено скромное «У Тани» (Chez Tania) Над барной стойкой — портрет Тани, той самой, первой хозяйки.




В 60-х к ним сюда приезжал советский посол, на большом лимузине с флагом, интересовался, не хотят ли вернуться на Родину.

Жорж Климофф знает всех в Независимой Инжирии
Олег, внук основателей, жалеет, что уже плохо говорит по-русски. Франция стала домом для многих наших соотечественников. Тысячи видимых и невидимых нитей соединяют нас. ‬
Castellet — город виноторговцев и галерейщиков
Километров 30 от Тулона — и вы в городке Castellet. Вокруг городка сплошь виноградники (говорят, есть даже имение, купленное кем-то из русских), а в городке — художественные галереи. Погулять, купить красоту в дом и перекусить. Конечно, так и подмывало закатиться на дегустацию вин, но удержались.
Регбист из Черногории
Если есть море, значит и рыбалка есть. В старом порту Санари сюр мер Жорж подвел нас к лодке, на борту которой группа местных жителей отмечала окончание рабочего дня. Поднялись на борт. Хозяин, здоровяк с внешностью кинематографического злодея, но  с добрыми глазами тут же налил каждому по рюмке ароматной 60-градусной сливовицы и почти по-русски предложил выпить за знакомство. «Черногорец, — пояснил Жорж — С ним многие русские ходят в море на рыбалку. А здоровый такой, потому что 15 лет профессионально играл в регби».
Посидели, поболтали, выпили еще по рюмочке и поехали дальше.




Жорж 
Любите ли вы Рикар? Не Ришар, а именно Рикар. Pernod Ricard, отличная анисовка. С холодненькой водичкой превращается в микстуру от жары со знакомым с детства вкусом «капель датского короля».
Не думаю, что члены ЦК КПСС хорошо разбирались во французских напитках, а уж рядовые граждане страны Советов в 60-е годы и подавно. Но когда из самых разных стран мира в Москву летели приглашения Юрию Гагарину приехать, рассказать, встретиться, из многих тысяч приглашений в ЦК (а решение принималось, конечно, там) обратили внимание на послание от фабриканта анисовки. Paul Ricard, автор рецепта и производитель знаменитого «Пастиса» был, как оказалось, заядлым коммунистом, поэтому его приглашению и был дан ход. В результате, первый космонавт планеты был направлен на несколько дней в Тулонскую область. Посетить завод, выпить анисовки, рассказать о космосе и покупаться в Средиземном море.
Рикару срочно потребовался переводчик для сопровождения Гагарина и под руку  подвернулся George, он же Жорж и он же — Юрий Климов (Klimoff). Студент из семьи русских эмигрантов.
Этот короткий «космический» визит сделал Жоржа известным. Вот здесь можно почитать рассказ об этом событии.
Жорж знает всех русских на этом побережье. Знает расписание служб в местном православном храме, всех активных прихожан. Много лет работа на верфи в Тулоне и очень переживает, что она больше не строит корабли для российского флота. (Последний был спущен на воду в 1905 году и сразу ушел на Японскую войну). При этом верит в инопланетян и активно интересуется публикациями на эту тему.
К исторической родине относится тепло, но с изрядной долей иронии. Его рассказы о приключениях русскоговорящего француза в СССР выдают в нем откровенного авантюриста. Например, в 70-х впервые поехал в Советский Союз в командировку от тулонского судостроительного. Верфь тогда строила несколько гражданских судов по заказу СССР, и Жорж повез техническую документацию на утверждение в Москву. Решил сделать фотографию прямо с трапа самолета (тогда еще не было телескопических рукавов, по которым пассажиры выходят в зал аэропорта). Щелкнул, а в аэропорту его уже забрали компетентные люди и стали интересоваться фотоаппаратом и багажом. А ведь в багаже — целый чемодан чертежей. Чистый шпион. Отпустили, конечно, но уже после звонков из посольства и с завода.
Без Жоржа мы никогда бы не смогли осмотреть все эти достопримечательности
Отдельный рассказ про тонкости советской госприемки. Сдать судно заказчику помогали самые необычные вещи — поход советского представителя в кинотеатр на порнофильм, например, или большая коробка стирального порошка. Хозяева верфи были людьми практическими, и деньги на стиральный порошок и порнушку Жоржу выдавали безропотно.
Конечно, он авантюрист. Немолодой, но веселый и жизнерадостный. И друзья такие же. Вот приехал его друг Мишель. Таксист, часто возит русских. Крепкий торс, рубашка поло, а из под нее прям-таки проступают полковничьи шевроны. Ну в общем, интересуюсь «в каком полку служили, мол?»
Слово за слово и выяснилось: опыт боевых операций в Африке и на Ближнем Востоке.
«В Бенине не служил? — спрашиваю. — Я там два года ….»
«О Бенин, мечта французских военных, — мечтательно ответил Мишель. Африканская Швейцария. Нет, не служил».
И то ли в шутку, то ли всерьез: «Вы тут с российскими номерами поосторожнее. Проверяйте, нет ли слежки».

Жан Марк


Ну, а правильный и пока неосуществимый стиль жизни нам подсказал человек, которого мы наблюдали на пляже каждый день.
Стоит там сарайчик, выполняющий функцию ресторана Le Cabanon. А у него есть хозяин, Жан Марк. Музыкант, ресторатор….

В Le Cabanon замечательная дружелюбная атмосфера, хорошие продукты и очень уютно, несмотря на простецкий  интерьер.

 Жан Марк работает здесь только в летний сезон.
Потом улетает в Азию или на Карибы — туда, где лето не кончается никогда.
Немного завидно.













продолжение     начало истории

четверг, 28 июля 2016 г.

Картинная галерея, куда не нужны билеты

Тосканилья. Это где-то недалеко от Болоньи. Одно из самых интересных мест в регионе — городок ‎Dozza‬, известный наличием в нем крепости Катерины Сфорца (Catherina Sforza), соперничавшей с семьёй герцогов Борджиа. Её потомки жили в замке до 60-го года прошлого века, а сейчас замок принадлежит городу. Муниципалитет Dozza уже четверть века приглашает на необычное биеннале современных художников: они пишут картины-фрески прямо на стенах старинных домов, превращая старый город в музей. Бродили там долго, потом сидели на веранде ресторана «Двор Катерины» у стен крепости, ели пасту и пили местное вино. ‬










пятница, 15 июля 2016 г.

Riquewihr — цветная открытка из Эльзаса

Эльзасский Riquewihr всегда был богатым городом — отсюда и имя. Мастеровые люди, ремесленники живут здесь уже 1000 лет и, судя по всему, неплохо зарабатывают все эти годы. Городок ухоженные, в каждом доме мастерская или магазин и ресторан. И цветы. В непривычном количестве. Одно только не понял — откуда такое буйство красок на улицах?

Добираться сюда легко. 5 километров от магистрали всего. Гостиниц в округе хватает, но в этой поездке в качестве базовой точки мы выбрали город Оберне.