суббота, 19 июля 2014 г.

Армия Либерландии идет в наступление

Всё-таки, я увлёк Свету своим трёпом про наступающие перемены в обществе и в социальных сетях. Открыв в июле очередной номер «Шпигеля», она довольно произнесла: «Ага!» и  принялась переводить:
«Facebook и Twitter могут заменить государство….»  Да тут целый рассказ. Автор — Сьюзан Вайнгартен.  
Ох не случайно популярный и авторитетный немецкий журнал взялся за эту тему.
А если уж «Шпигель» говорит, что пора пришла, то и я не смолчу.
Кто-то (их будет много) скажет: «Не занимайтесь ерундой! И как язык-то повернулся сказать «заменить государство»?
А я в ответ: «А что такого? Подумаешь, вместо одного появляется другое или другие, с другими качествами. Даже на нашей памяти государства появлялись и исчезали под воздействием внешних факторов. Сегодня возникает еще один такой фактор. Вы мне ещё про достоинства государств расскажите! Многим людям, например, некоторые из них либо вообще фиолетовы, либо их качество таково, что лучше бы и вовсе не было».
Однако не волнуйтесь. Ни сегодня, ни завтра замена государства не ожидается. Процесс только начался. За Facebook, видимо, еще появится Facebook-2, обладающий более широким набором функций и потенциалом. Потом какой-нибудь new twitter или вообще — страшный и ужасный шмиттер. Вот тогда поговорим.
Хотя уже сейчас социальные сети готовы отобрать у государства ряд функций.
В каких-то городах в разных странах мэрии используют социальные сети в качестве канала связи с горожанами. У нас тоже есть такие каналы. Вот и в Москве есть приложение и  портал «Наш город». Области применения разные, потому что для наших городских властей это скорее имитация активности. За кордоном отдача выше, поскольку и деятельность мэрий попрозрачнее, и избиратели есть. Там процесс выглядит честнее. Нил Ушаков, например, не чурается лично дискутировать с жителями Риги в Facebook’е. У нас чаще канцелярские отписки. Но в целом, даже московский портал, укомплектованный, похоже, модераторами из ветеранов ЖКХ, демонстрирует возможность отказа от огромной части бюрократической машины.
Где-то в мире с помощью Twitter вызывают полицию, где-то сантехников, а где-то уже городских чиновников хотят избирать на полях Facebook.
Это экономит время и деньги, создает ощущение прозрачности.
Конечно, так везде не будет. Государство государству рознь. Одни охотно признают бОльшую эффективность новых структур и  отдают им часть своих забот. Для других это вражеская диверсия.
Но пока идут споры, социальные сети с цинизмом, под аплодисменты одних и улюлюканье других разрушают боевые порядки защитников планетарной государственной машины. Не спеша, но последовательно. И это не спланированная акция — такова логика развития человечества.
Первыми в список жертв, похоже, попали посредники и бюрократы. Это самая легкая добыча.
Огромные деньги налогоплательщиков, то есть нас с вами, тратятся на содержание структур и аппаратов, все предназначение которых заключается в том, чтобы транслировать принятые наверху решения гражданам.
Существенная часть этой деятельности легко автоматизируется. Ну вот объясните мне, для чего Почта России носит мне уведомления о поступивших письмах, за которыми я потом должен идти в отделение. Почему я не могу получить само письмо от налоговой или ГИБДД в электроном виде. Что мешает избавиться от бумаги? Только лень и косность.
Перевести эту корреспонденцию в электронный вид несложно. Конечно не все переведут, кому-то  будет удобнее получать в бумажном виде, но уверен, что большинство пойдет навстречу прогрессу. Было бы желание власти принять несколько поправок в законы.
Минутку, раздадутся причитания: «миллион почтовых работников останется без работы. Нельзя допустить!»
Аналогичный плач недавно издавали руководители таксомоторной отрасли, столкнувшиеся с возникшим из сетевых глубин Uber’ом.
Результат-то, в общем, известен.
Где-то поймут, что Uber и другие децентрализованные решения являются закономерным результатом повышения эффективности человеческой деятельности и будут развивать и его, и другие Airbnb.
Где-то скажут, что «не допустим» и будут ездить на извозчиках под управлением орды чиновников.
Пройдет немного времени, и однажды спросят, почему там, за забором, ВВП растет быстрее нашего падающего. Ответ известен уже сейчас.
Будут попытки создать свой Uber и даже uberминистерство. Эти попытки к росту эффективности никакого отношения не имеют.
Именно эффективность становится новым фактором, определяющим новые темпы и направления государственного строительства.
Задумайтесь, что демонстрируют обществу Яндекс и  Get-такси с Uber’ом? Ну да, находчивость и хватку предпринимателей, придумавших эти системы. А еще? Разве есть что-то еще?
Есть!
Они демонстрируют, что привычные на протяжении уже веков задачи могут решаться новыми методами и при этом значительно более эффективно.
Эти системы — они не просто замена телефона, с помощью которого такси вызывалось еще 100 лет назад. Они САМИ УПРАВЛЯЮТ производством. Поэтому сопоставимые административные расходы в интернет-такси с парком в 50 тыс машин в десятки раз меньше расходов традиционного таксопарка с парой сотен автомобилей.
Именно вокруг эффективности в ближайшем будущем будут происходить бои в сфере управления. Да в общем они и раньше всегда шли вокруг эффективности. Сегодня же мы вступили в эпоху финального состязания в этой категории.
Раньше-то было проще — эффективное решение почти всегда материализовывалось, воплощалось в металле, бетоне, химических веществах. Их можно было украсть, скопировать и пользоваться.
А сейчас даже материализация  не требуется — идеи работают в чистом виде. Копировать стало сложнее (а как украсть мысль?) да и смысла нет. Ну что значит, украсть идею блокчейна, например? Это же все-равно будет блокчейн. Хоть в Штатах, хоть на Луне.
Вот и получается, что раз украсть не получается, придется пользоваться чужим, либо придумать свое.
Собственно говоря, конкуренция в сфере эффективности и сводится сегодня не скорости добычи нефти и качеству металлобработки, а к скорости придумывания нового.
Но вот какая незадача. Получается, что допустим город или (о, ужас!) городской сантехник оказывается под управлением инструмента, контролируемого иностранной коммерческой компанией? Для государств, пропитанных национальными идеями, это катастрофа.
Как это совместить? Да никак. Это не совмещается. В эту картинку кусочек из старого пазла не лезет. Какое-то время его будут пытаться втиснуть в новую конструкцию. Но рано или поздно придется принести в жертву.
Автор Шпигеля пишет, что речь идет о конкуренции между глобальными интернет-компаниями и государствами. Мне представляется, не совсем так.
Раньше государство обладало монополией на объединение граждан. Это объединение обставлялось целой кучей ритуальных правил и законов. В буквальном смысле слова строились заборы из колючей или иной проволоки, которые служили физической границей объединения граждан. Ясное дело, о добровольности того объединения речи не было. Потом были другие заборы,  не такие заметные, в отдельных местах было достаточно линии на карте. Внутри забора дозволялось собираться в кучки по интересам — автолюбителям, коллекционерам, спортсменам, партиям. Но только внутри забора.
Слава богу, ошейники металлические уже вышли из моды, колючая проволока тоже не очень распространена хотя осталось. Но есть паспорт, который тебе выдают за твои же деньги люди, получающие зарплату из твоих налогов. Они нам с детства объясняют, что только внутри забора мы имеем какие-то права.
Можно перелезть через забор и поискать другие условия, чем миллионы людей давно заняты.
Но ведь это неэффективно — тратить силы и деньги на преодоление заборов и перемещения по планете в поисках лучшего. Соцсети становятся платформами для объединения на новых принципах.
Так вот,  возвращаюсь к идее Сьюзан Вайнгартен. Мне думается, что речь идет не о конкуренции интернет-компаний и государства, а об отношении к государству групп граждан, постепенно объединяющихся с помощью сетей.
Противники режимов использовали Twitter или Facebook в качестве инструмента во время, например, арабской весны. Но там сети выступали как обычные средства связи. Формирование общности это совсем другое дело. Оно может происходить на новой основе — по привычным национальным признакам,  по признакам хобби,  по признакам культурных пристрастий… А если представить формирования общности на основе четко сформулированных гражданских и политических принципов?
А ведь рукой подать!

Не очень давно по Европе прокатилась новость, которую поначалу сочли розыгрышем. На границе Сербии и Хорватии, на бесхозном клочке земли провозглашено новое государство — Либерландия. Вроде бы смешно, а я с интересом слежу за активностью либерландского президента Вита Йедлички, который развивает свое сообщество, такими же приемами, какими моя Света создавала группу соседей в Facebook’е. Список либерландских представительств в мире очень быстро растет. Похоже, что многим эта затея нравится.
Вит Йедличка легко и с азартом ведет свою кампанию. Попадая периодически в полицию то Сербии, то Хорватии (им-то как раз его активность не нравится) он весело общается с представителями власти, пишет залихватские пресс-релизы и обращения. Как вы понимаете, и граждане Либерландии, и весь госаппарат с президентом, конституцией и выборами функционируют в сетях.
На сайте Либерландии можно подать заявление на гражданство. Еще не решил. А вот денежку на подмогу отправил.
По мнению Сьюзан Вайнгартен, в конце-концов, новые платформы делают возможной даже организацию новых человеческих сообществ, заменяющих привычные, но спорные с точки зрения эффективности принципы национальной идентичности. Новые конструкции, действительно, могут оказаться более управляемыми.
Это довольно, фантастический вывод, а назвать ситуацию несбыточной не могу.
Уверен, что очень многим читателям покажется крамольной мысль немецкого автора о том, что вокруг интернет-компаний, таких как Facebook, Google, Twitter или YouTube, Uber и Airbnb идет  формирование  новых центров силы.
Но сразу искать в том происки глобальных корпораций — серьезная ошибка. Такой подход несовместим с попытками произвести серьезный анализ и разобраться.
Лучше прислушаться к разным мнениям. Например, бывший вице-президент США Альберт Гор в своей книге «Будущее» полагает, что Интернет как «мировой мозг» изменил «многие социальные и политические условия, в которых была основана система национальных государств. Он же считает, что некоторые элементы власти уже не находятся под исключительным контролем традиционных национальных государств.
Во многих местах Facebook или Google ID уже действуют как своего рода удостоверение личности в Интернете — говорят в Нью-Йорке был случай, когда медсестра развелась с мужем с помощью Facebook.
О возможности потери национального государства и создания параллельных структур в условиях глобальной экономической, финансовой и информационной системы говорят давно. Традиционные государства будут отбиваться, тем более, что в их руках контроль над физической инфраструктурой Интернета — датацентрами, кабелями и маршрутизаторами. Но длительное злоупотребление данными рычагами дает исключительно негативный результат — общество отрезается от мирового прогресса.
Традиционное государство может себя сохранять, но только в окостеневшем виде.
Хотим мы  и не хотим,   будущее  ломится в двери. Новые формы организации людей будут появляться и уже появляются.
Вайнгартен приводит идею основателя PayPal Питера Тиля (Peter Thiel), считающего, что экспериментальным пространством для развития новых форм правления могут быть города, плавающие в океане.
Но автор публикации в «Шпигеле» не особенно верит в демократию на цифровой основе и опасается новых властителей — глобальных интернет-игроков. Реорганизация мира в цифровую эпоху, как основная социальная задача, по ее  мнению, не должна быть доверена технологическим компаниям, говорит она.
Хочется спросить: «А кому?»
Впрочем, у меня есть догадки на этот счет. Ключевые слова там — блокчейн и децентрализация.