четверг, 9 января 2014 г.

Культивирование беспомощности

Мне кажется, у меня есть ответ на вопрос, как сделать более активным наше население в обсуждении общественных тем.

Ну в самом деле, почему людям все по барабану? Публикации в газетах? Да кто их читает, кроме специалистов. Соцсети? 5 процентов населения в лучшем случае. Манифестации, шествия? Несколько тысяч непосредственных участников и десятки тысяч сочувствующих и возражающих вокруг. Тысячи, десятки тысяч тех, кто так или иначе выражает свое отношение к происходящему… А где остальные? Где миллионы? Десяткам миллионов все безразлично. Призывы белых и прочих ленточек «оживить массы» ничего, кроме сочувствия или усмешки не вызывают.
Так было всегда и так всегда будет. Потому что есть только одна вещь, которую опасно трогать — личные деньги каждого. Да и то с натяжкой. Вот недавно в Интернете живо обсуждались пенсионные дела. Никто, по большому счету,  даже не дернулся. Что за деньги, кому от этой реформы стало лучше? Неясно. Да и пенсия эта когда еще будет. Да и деньги это вроде ничьи. В руках их, ведь, и не держал никто. НЕ ПОНЯЛИ.

Это ключ. Большинство не понимает, как устроена экономика жизни, и откуда берутся деньги, за которыми они раз или два в месяц ходят в кассу.
Так маленькие дети думают, что свет берется из розетки.
Сколько людей в нашей стране заполняют налоговые декларации?  Сколько требуют от государства возмещения налоговых вычетов? Сколько вообще знают, что это можно делать?  Сколько планируют свои финансовые дела? Не срок погашения ссуды или ипотеки, а именно долгосрочно — на 10, 20 лет. До пенсии и дальше.  Иногда мне кажется, что единицы. Остальные живут сегодняшним днем, думая, что зарплата будет вечной. Потом они, конечно, узнают, что на пенсию прожить нельзя, а государство, которое они считали своей родиной, мечтает поскорее спровадить их на тот свет.

Вот уже несколько лет подряд мы с женой в конце года подводим итог нашей хозяйственной деятельности и ставим цели на новый период.
Раньше для анализа и планирования пользовались программой Microsoft Money. Мощная и гибко настраиваемая штука. Но вот незадача — с 2010 года компания Билла Гейтса перестала ее поддерживать. Американцы в массе своей переключились на онлайновые инструменты, предоставляемые банками и независимыми компаниями-консультантами. Увы, россиян в число пользователей этих программ не берут. Да, впрочем, для нас они не особенно удобны. Нет мультивалютных настроек и налоговые опции заточены под США.  Есть похожие сервисы и в Европе, но там такие же ограничения. А отечественные разработчики как-то не много внимания уделяют финансовым продуктам — анализ и долгосрочное планирование, похоже, не сильно востребованы жителями РФ.
Ну да, с появлением планшетов и смартфонов появилось множество финансовых приложений для них. Но все куцые — с функционалом элементарной записи расходов и доходов. Посмотреть диаграмму расходов и понять, что опять куда-то исчезла половина доходов, прикольно, но эта диаграмма тебе ничего не расскажет о твоем будущем.
А хочется управлять разными возможностями — ПИФами, вкладами, брокерскими счетами, страховыми накоплениями. Да еще в разных валютах и с разными ставками.
Еще несколько лет назад, когда Microsoft Money был действующим продуктом, я выбирал между ним и конкурируюшим ПО от Intuit  — Quicken. Тогда победил Microsoft с версией, доступной для скачивания. Quicken из России тогда скачать было нельзя. Но про Microsoft пришлось забыть. А поскольку политика производителей софта в области авторского права не изменилась — скачать по-прежнему можно в разных странах, но не в России. Нам — фигушки. Заказал коробочную версию на Амазоне.
Итак, Quicken (в нашей случае версия deluxe).  Здесь настраивается все, строит диаграммы, графики достижения целей, анализирует работу банков и ПИФов. Можно уже сейчас планировать свою «пенсионную подушку» (не путать с ПФР), медицинские страховки , налоговые платежи и понимать, на что ты будешь жить, как и где. Завтра, через 5 или через 20 лет. Презанятный процесс. Огорчает одно — россиянам недоступны он-лайновые услуги сервиса и его мобильные приложения. Все потому, что компания не видит в нас значимого и перспективного рынка.
Поиск нового софта заставил задуматься: а почему, собственно, так обделены наши сограждане. Где замечательные, красиво и, самое главное, со знанием дела написанные программы для обычных людей?
Раз нет, значит и не нужны никому? Иначе спрос заставил бы сделать.
Десятилетиями наших людей приучали не решать свои проблемы самостоятельно. Зачем самостоятельность? Сначала он забор себе сам поставит, а потом потребует навести порядок в подъезде. А потом еще и на микрорайон замахнется. Опасно… Поэтому, наверное, мы так часто видим по ТВ сюжеты из семьи, много лет живущей под протекающей крышей и ожидающей, когда, наконец, к ней после телесюжета приедет нерадивый губернатор и все починит. Это вместо того, чтобы взять недорогие, в общем то, строительные материалы и эту крышу залатать. Культивирование беспомощности — штука выгодная. С одной стороны нефиг стимулировать самостоятельность и инициативу. Войдут во вкус со своей самостоятельностью — проблем не оберешься. С другой — ждущие милостыни обыватели являются прекрасным материалом для изготовления агитационного лубка. Мол, приехал начальник и на улице заделали яму (починили дверь в подъезд, вкрутили лампочку на столбе…).
А представьте себе, что каждый год весной вся каким-то образом трудящаяся и служащая масса наших сограждан садится за столы и компьютеры. Достает из архивов накопившиеся чеки, приходники, банковские выписки, договоры покупки, продажи и оказания услуг и начинает считать. Сколько получил, сколько потратил, сколько должен отдать государству в виде налогов. Смотрит на сумму налогов к уплате и  задается вопросом: ну я заплачу, а что я с этого иметь буду? Безопасность, чистоту на улицах, дороги без ям?
Вот где проснется гражданственность.
Всего то и нужно — отказаться от автоматического взимания подоходного налога…
Конечно, утопия.
Но пока этого не будет, фраза, адресованная клерку из управы «я налогоплательщик, и я плачу вам зарплату» для подавляющего большинства сограждан будет звучать как текст на марсианском языке.
UPD. В настоящее время автор пользуется онлайн сервисом и мобильным приложением Дзен-мани.

четверг, 2 января 2014 г.

Bitcoin. Разговор с женой про деньги

— Расскажи про деньги.  Про них всегда интересно, — сказала мне Света на вопрос, о чём еще написать на нашей страничке. Женщины, точно, будут читать.
— Почему женщины?
— Потому что, хоть мужики и делают вид, что они самые главные, именно женщины ведут экономику семьи. Они лучше разбираются в финансах. Вот ты, например, энергетик, а даже не знаешь, как заполнить квитанцию за свет. А экономика определяет все.
— Ну что же, про деньги, так про деньги. Но самые интересные деньги минувшего года — это, на мой взгляд, так называемые виртуальные валюты. И не электронные эквиваленты обычных, к которым мы привыкли в Яндексе или PayPal. Речь о криптовалютах.


— То есть про Биткойн? Давай! Это, ведь, наше будущее?
— В каком-то смысле. Пусть будет Биткойн. Тем более, что, как мне кажется, наша пресса маловато внимания уделяет этому феномену.
Ну значит так: Основных криптовалют несколько: Litecoin – Первое появление в декабре 2011, Dogecoin (Декабрь 2013), Quarkcoin (Июль 2013), Peercoin (август 2012), Freicoin – Декабрь 2012, Namecoin (Апрель 2011).
Есть еще, наверное, с десяток других. Будут появляться другие. Техническая идеология их во многом схожа. Но наибольшую известность приобрела Bitcoin.

Почему они вдруг возникли? И почему возникли практически одновременно?  Как работают? И что будет дальше?
Как написано на сайте Биткоина,  — это цифровая валюта, протокол и программное обеспечение, которые включают в себя мгновенные транзакции, платежи по всему миру и низкую стоимость обработки транзакций.
Биткоин функционирует без центрального контролирующего органа. Обработка транзакций и эмиссия производятся коллективно, усилиями сети. Причем, и программное обеспечение разрабатывается коллективно, как свободный проект с открытым исходным кодом.
Идея этой штуки возникла в самом конце 20 века. А в 2008 году некто, носящий имя Сатоси Накамото (Satoshi Nakamoto) опубликовал файл с описанием протокола и принципа работы сети. По словам Сатоси, разработка началась в 2007 году. В 2009 году он закончил разработку протокола и опубликовал клиент, после чего сеть была запущена.
Никто не знает, кто такой этот Сатоси — один человек или группа. На мой взгляд, анонимность чрезмерная и наводит на мысли о заложенной в Биткойн интриге. Впрочем, более подробно лучше почитать в той же Википедии. Там много написано.
Сам себя Bitcoin характеризует как «цифровая валюта». В официальных отчётах Всемирного банка, ЕЦБ и ФБР — «виртуальная валюта». По другим классификациям, это децентрализованная виртуальная валюта, криптовалюта, вариант частных денег. Сингапурские налоговые органы считают bitcoin товаром и приравнивают его покупку и продажу к продаже программного обеспечения или музыки.
Распространено мнение, что эта валюта нужна в первую очередь тем, кто заинтересован в проведении анонимных финансовых операций. Мне кажется, что это мнение очень поверхностное и, возможно, умышленно вводит в заблуждение читателя. У феномена глубокие социально-экономические причины. Причем социальные, пожалуй, даже более значимы.
Когда Биткойн стал важной темой в новостях, я вспомнил замечательного писателя, книжками которого мы зачитывались. Артур Кларк. Человек, на интуитивном уровне предвидевший многие явления в жизни нашей цивилизации. Сам он себя называл не предсказателем, а экстраполятором — наблюдая линии развития науки и техники, он видел в воображении их продолжение и точки кульминации.
В одном из его небольших романов «Город и звёзды» есть фраза: «Ни один механизм не должен иметь движущихся частей».
Примерно так же я читаю мысль основоположника кибернетики и классика науки об управлении Норберта Винера о том, что при наличии нескольких одинаковых систем выигрывает та, которая обладает меньшим количеством паразитных элементов и, соответственно, большей эффективностью.  Кларк и Винер, как мне кажется, говорили об одном — чем больше лишних элементов в системе, тем ниже ее эффективность. И неважно, что это за система — живой организм, локомотив или государство.
К тому же, много лет назад, размышляя о перспективах нашей цивилизации, Кларк сказал, что примерно в 2016 году будет создана единая мировая валюта — киловатт-час. Киловатт пока можно отложить в сторону — у электроэнергии пока нет важнейшего качества, способного превратить ее в деньги — способности к накоплению.
Но когда новости про Bitcoin пошли плотным потоком эти слова про единую валюту я вспомнил идню единой валюты. Почему нужна единая валюта? В ответе на этот вопрос фактор эффективности имеет ключевое значение.
Автомобили с правым рулем можно эксплуатировать так же, как и с левым. Но существование двух разновидностей — это лишние и, в общем, бессмысленные траты на изменения конструкции машин, правил движения, дорог. А разное напряжение в бытовых электросетях? Думаете, мелочь? Попробуйте прикинуть, сколько сил и средств тратится на разработку и производство многовольтовых блоков питания и различных переходников. Это и есть проявление неэффективности. Жадность губит не только фраера. Жадность коммерсантов, которые много лет не могут договориться об элементарной вещи — едином типоразмере штекера для питания гаджетов. Жадность политиков, которые под лозунгом сохранения самобытности уводят свои страны в тупики.
А мы все говорим о глобализации. Она —  совсем не пустой звук. Механизмы управления развитием человечества давно уже отстали от самого развития. По большому счету, они мало чем отличаются от механизмов, применявшихся лет 500 назад. Правда, в 15-м веке население планеты было 500 млн, а не 7 миллиардов, да и каналы коммуникаций  были немногочисленными и низкоскоростными.
Все наши политические и экономические институты — это всего лишь доработанные институты прошлой эры.
А человечество пытается жить как один организм. Оно выросло, и прежний костюмчик начинает расползаться по швам.
Мировая финансовая система в ее нынешнем виде тоже устарела. Многочисленные попытки ее апгрейда лишний раз подтверждают этот тезис. Но, к сожалению, никакого реального, централизованного, одобренного на государственном уровне изменения этой системы не будет. Просто потому, что в нем не заинтересовано ни одно правительство на Земле.
Я, вообще, уверен,  что главный смысл  существования этой системы в нынешнем виде — огромные возможности манипулирования и махинаций, которые она допускает. Нет, конечно, на правительственном уровне все активно делают вид, что борются с легализацией неправедного  богатства и сомнительными финансовыми потоками. Но мелкое жулье и  даже офигительно крутой наркобарон — дети по сравнению с правительствами. Там махинации другого порядка.
Вот, например, вся нация ударно вкалывает. Люди платят налоги, правительство верстает бюджет. Потом государство решает, что надо помочь соседу. Типа он нам стратегически важен. И отстегивает ему энное количество миллиардов. Дураку понятно, что эти деньги не вернутся никогда. А в бюджете уже дырочка. Нам же рассказывают, что это в долг и скоро отдадут. Как будет закрываться дырка? Элементарно — увеличат лимит внутреннего долга и напечатают недостающие. А в результате те деньги, которыми мы обладали ранее, становятся дешевле. У нас опять отобрали. Не в виде налогов, хотя их структура — это отдельная тема. Население в очередной раз платит за неэффективное решение. Таких примеров можно найти массу, ведь соблазн политиков решать вопросы экономической неэффективности политическими методами всегда был велик.
Продвинутые западные демократии еще пытаются, хотя бы для вида, этому сопротивляться — просто там уровень экономической грамотности населения выше, чем в других странах. Поэтому немцы не хотят гасить долги греков и португальцев, англичане не хотят массово помогать странам третьего мира. Но все-равно, после криков и дебатов «нужные» решения принимаются. А люди, компании, народы, заработавшие эти деньги, становятся беднее.
Махинация делается легко и стала уже одним из правил этой игры. Вот, берут с тебя, например, налог на охрану природы. Думаешь, на эти деньги будут деревья высаживать? Нет. На них построят еще одну атомную подводную лодку. Или химический завод. Вот такая экология и такая прозрачность финансов.
Но рано или поздно наступает пора, когда вдруг все осознают, что так дальше нельзя и придумывают некое «революционное» решение. Часто решение связано с внедрением некоего абсолютного эквивалента. Например, золотого. На какое-то время температура сбивается, а потом опять возникает необходимость потратить больше, чем есть. И эквивалент забывается. Посмотрите, чем закончилась история с Бреттон-вудским соглашением.
В итоге вся мировая денежная система превращается в большую пирамиду, очень удобную для политиков и государственного жулья.
Похоже, что сейчас мировой финансовый организм опять температурит. Вот только материальным эквивалентом уже не помочь. Во-первых, слишком легко принимаются решения о его отмене и обмене эквивалента на ненужные бумажки, а во-вторых материальный эквивалент не лезет в современные каналы коммуникаций. Когда 5 веков назад купеческие караваны не спеша везли мешки и сундуки с монетами, это было нормально. Но в наше время скорость верблюжьего  каравана на подходит для расчетов, осуществляющихся в течение нескольких минут.
— То есть эквивалент не нужен ?
— Человечество испытывает острую потребность в инструменте, сочетающем в себе качества и валюты, и эквивалента, да еще пригодного для оперативных финансовых операций. Получается, что Bitcoin отвечает этим требованиям. Более того, он решает еще несколько задач. Он не поддается политическому манипулированию — решения всех сенатов, конгрессов и хуралов  вместе взятые не позволят выпустить новую партию валюты. Эти политические  надстройки и есть те самые паразитные элементы, которые делают валюту неэффективной. Поэтому им в идеальной финансовой машине делать нечего. Ну разве что функциями учета и планирования заняться. Кстати, одно из названий Биткойна — народная валюта.
Биткойн легко управляется и легко позволяет на практике перевести почти все наличные расчеты в безнал. Правда, эта штука не очень нравится чиновникам. Вот Гринспен, например, заявил недавно, что в Биткойн не верит, потому как деньги должны быть чем то обеспечены, а Биткойн не обеспечен ничем. Он, правда, забыл рассказать, чем обеспечена огромная масса долларов, выпущенных после того, как США отказались от золота. А само золото чем обеспечено? Ничем. Самим собой. Ну и Биткойн такой же. Причем добыть криптовалюту, может быть посложнее даже, чем намыть золото на Аляске. Кто не верит, пусть попробует сам — все приспособления для этого выложены в Сеть.
Старые деньги перестали стимулировать развитие человечества. По большому счету, они слишком легко печатаются. Да, их выпуск обставлен сложными бюрократическими процедурами, но почти все эти процедуры воспринимают как фарс — никто не отказывается от новой порции бумажек.
И тут появляется финансовый инструмент, который не участвует в этом спектакле. И который даже теоретически нельзя к нему привлечь.
Он заставляет жить точно по средствам, и кто скажет, что это неправильно?
Заставляет не только правительства.
Да, можно будет оказать помощь проигравшемуся в карты соседу или режиму, потратившему деньги на содержание раздутой армии, или купить лояльность наглого и вредного лидера, чтоб не очень мешал. Можно. Но только в том случае, если ты сам настолько эффективен, что у тебя есть накопления. А если нет? Хрен. И вредному лидеру, и бюрократам, и соседу — неоткуда взять. Конец халяве! Те, кто деньги зарабатывают, всегда будут против халявы.
А самое забавное, что я сам пока в Биткойн не верю. Но верю в необходимость единой валюты с такими хараrтеристиками и верю, что она вот-вот появится.
Биткойн — первая и, в общем, зачетная попытка по ее созданию. Даже на нынешнем уровне исполнения ее достоинства привели к признанию большим количеством банков и торговых сетей. Ее обсуждают крупнейшие  мировые финансисты, в больших городах  готовы к установке биткойн-банкоматы, ведущие магазины объявляют о приеме этих денег к оплате. Не забыты и добытчики биткойнов — производители компьютерного «железа» наладили выпуск специальных процессоров, предназначенных для майнинга.
И тем не менее, не думаю, что Биткойн готов стать новым золотом. Я вижу два главных препятствия:
Несправедливость (Аналитик Citigroup Steven Englander обратил внимание в одном из своих отчетов, что, по самым благоприятным оценкам, в мире насчитывается около миллиона держателей Bitcoin. При этом 47 человек держат примерно 30 процентов запасов, еще 900 — следующие 20 процентов, 10,000 владеют еще четвертью и миллион человек держат оставшиеся 20 процентов. 5 процентов не отслеживаются или утрачены. То есть, 1 процент владельцев контролирует 80 процентов запасов. По оценке этого же аналитика, примерно так выглядит и структура владельцев  другой криптовалюты — Litecoin’а).
Если Биткойн не преодолеет это неравенство, его роль как ведущей мировой валюты очень маловероятна. Либо это может состояться в мире значительно более несправедливом, чем наш.
Ну и проблема 50-процентной уязвимости.
Ведь как добываются биткойны? «Шахтеры» подключают свои компьютерные мощности (будь то настольный комп, будь то специальный сервер) к системе, обслуживающей транзакции. Деньги, которые они зарабатывают — есть плата за подтверждение транзакций. Транзакция становится действительной только после ее подтверждения ресурсами компьютеров, работающих в сети. А если кому-то удастся собрать в одной подсистеме более 50 процентов мощности, то он получит возможность подтвердить <любую ! транзакцию. Любую! Даже ложную!
До сих пор считалось, что это нереально — слишком большая мощность требуется. Но около месяца назад большому коллективу добытчиков (пул носит название GHash.io) удалось объединить свыше 42% всей вычислительной мощности сети. До 50 процентов оставалось не так уж и далеко.
— То есть, совсем никак не получится у нас увидеть восход Биткойна?
— Пока не знаю. Думаю, что нет. Будет что-то иное, но похожее.
Децентрализованность валюты — ее сильная сторона. Но именно она может не позволить принять необходимые организационные решения для преодоления указанных слабых мест.
Хотя, нужно будет понаблюдать, чем я и собираюсь заняться. Пока же считаю, что наработанные программные решения станут основой для появления новых денег, лишенных таких недостатков. Вот тогда и займусь добычей…
— А что дальше?
— А дальше — развитие нового устройства человеческого общества. Не наций и государств, а ВСЕГО человеческого населения. Но начнется с экономики, ты ведь, сама сказала, что экономика определяет все остальное.
Но это долгий разговор…