понедельник, 17 ноября 2014 г.

Мишлен на дамбе монахов

Мы со Светой идём вдоль моря. Не Средиземного и не Черного.
Северное море, побережье Голландии. Чайки снуют в небе и почему-то не орут. Наверное, сытые. Здесь, в стране ветряных мельниц и буренок, все сытые. А мы голодные. Потому что гуляем уже давно.


У нас сегодня праздник - день рождения Светы. Она не любит большие официальные собрания, поэтому мы и сбежали в Голландию. Сначала в Амстердам, а затем сюда - на побережье.
Это только звучит многозначительно - на побережье. Будто мы на модный курорт издалека прилетели. В Европе это не так, а в небольшой Голландии особенно. Здесь достаточно отъехать 15 км от столицы, чтобы оказаться в новом городе.


Границы Амстердама четкие, никаких тебе бесконечно тянущихся уродливых промзон и бессмысленных дачных поселков за высокими заборами. (Вот ведь интересно, промзон нет, а производство есть). Пересекаешь какую-то невидимую черту и сразу начинается провинция. С коровками на изумительных зеленых полях, аккуратными хуторами и, разумеется - мельницами. То есть, поездка на курорт с мировым именем занимает полчаса на такси.
В Европе мне всегда нравилась эта готовность к мобильности. Из любого места, из любого мегаполиса за час-полтора на машине можно добраться до местечка, где приятно провести день-другой в прогулках по музеям и ресторанам. Россияне этого не понимают - за час даже до выезда из города не доберешься, а чтоб вот так пару дней по музеям с ресторанами... Да чтобы туда добраться, весь день за рулем провести нужно. И мест таких  - раз-два и обчелся. За несколько уикендов можно посетить все. При этом большинство таких точек на карте нашего внутреннего туриста - это просто чудом сохранившаяся площадь в центре городка и несколько старых зданий. А за ними обычные панельные "красоты" с загаженными подъездами и вывешенными на балконах подштанниками.  Суздаль не в счет - его не дали изуродовать специальным решением партии и сохранили не только центральную площадь, но в основном весь город.

Гулять, дыша свежим воздухом - главное занятия здешних отдыхающих. Мы радуемся зелени и чистоте. И приветливости местных жителей. Вот захотели выйти на берег сфотографировать проходящую яхту. А на берегу дом. И, как здесь принято, без забора, поэтому зашли на террасу.

Ой! -  сказала голландская пара, проводившая здесь романтическую встречу. - Это вообще-то частное владение. Но вы проходите. Снимайте! Кофе хотите?

 Моникендам (дамба монахов) и примыкающий к нему Волендам, действительно, курорты с мировым именем А еще рядышком мировая сырная столица - Эдам.  До всего можно дойти пешком, а проще взять в гостинице велосипед со старомодным "рогатым" рулем и забытым ножным тормозом.


Нашей гостинице лет 300. Судя по названию, когда-то это была почтовая станция. Наверное, сюда приходили корабли, привозили грузы и почту. А отсюда почта развозилась по суше. Капитаны, само собой, отдыхали в городе и жили в нашей гостиничке. Однажды в ней сделал остановку и сам император Бонапарт. Трудно сказать, как она выглядела при Бонапарте, но сегодня отель радует хорошо сохранившимся или хорошо стилизованным интерьером и рестораном с мишленовской звездой. А еще для клиентов свободный бар. Заходишь, наливаешь -  и весь день в приподнятом настроении. Выбор напитков богатый.

Центральные улицы голландских городков сплошь состоят из старых домов. Все в отличном состоянии. Центр Моникендама. А в башне музей. Кажется, водного хозяйства района

Утро в отеле можно начать здесь - так сказать, в библиотеке. Здесь же можно и вечер скоротать

Интересно, что  в Моникендаме всего пара крохотных гостиниц, а ресторанов штук пятнадцать. И это на население в 3 тысячи человек. В обед и вечером рестораны заполнены. И, главным образом, местными жителями, которые ходят сюда невзирая на кризис.

Этому ресторану на центральной площади Моникендама тоже много лет. Рядом пристань для яхт и море. Уютное заведение. Недорого и очень вкусно готовят
Мы на побережье. А это значит, что в ресторанах всегда есть свежая рыба
В радиусе 10 километров мы насчитали штук 10 музеев, пару десятков неплохих ресторанов и столько же хороших магазинов (сувенирные не в счет). Это всё  - пространство для времяпрепровождения. Плюс море, свежий воздух, рюмочка здесь, другая - там. Закусил сырком или знаменитой голландской селедочкой. Умиротворяет.
Так можно гулять день напролет. Разговаривать с первыми и вторыми встречными, зайти в старый собор, просторный зал которого рациональные горожане используют как выставочный зал.
Собор превратили в выставочный зал. Очень рационально - для немногочисленных прихожан есть храм поменьше
Голландцы очень контактные. Разговориться на улице - никаких проблем. И всё доброжелательно, с улыбкой и очень естественно.

Подвыпивший мужичок, приставший к нам, когда мы устроили фотосессию у памятника рыбаку, оказался автором скульптуры. И не поверили поначалу, но проходившая мимо местная жительница подтвердила: "Это и правда, он сделал. Со всеми фотографируется".

Здесь есть ресторанчики на любой вкус, попроще и подороже. Но каждый со своей историей.














 Бар в порту выглядит так, словно здоровенные, просоленные мужики в пропахших морем робах его никогда не покидали.
Подёрнутый ряской канал в Волендаме
Эдам и сыр неразлучны
У пристани в Волендаме. Жена ждет своего рыбака
А вот на улицу в Волендаме высыпали девушки в национальных нарядах. Это не для туристов. Они здесь так ходят

На вечер в нашем мишленовском ресторане нужно бронировать столик заранее. К началу ужина, когда мы вернулись с прогулки, нагуляв зверский аппетит, почти все места уже были заняты.
Праздник удался. Пробовал шикануть и заказать сет из 7 блюд, но официант оценил наши сонные лица и рекомендовал набор из 5. "Не выдержите, - сказал он. - Это ОЧЕНЬ много еды".
А дальше началось. 5 блюд - это ведь только основных. В промежутках едоков развлекают мелкими закусочками и комплиментами. Чинный официант с лицом народного артиста Нидерландов приносит тарелочку, на которой что-то лежит. Явно вкусное. Потом 5-минутная лекция о методе приготовления и составе блюда. Все очень серьезно. А у нас в глазах уже песок. Наглотавшись кислорода за 10 часов прогулки, после второй перемены блюд начали подумывать об одеяле с подушкой, а не о продолжении банкета.
Часа через полтора, между 3 и 4 блюдом утратил бдительность. Света прикрыла глазки и сладко задремала в кресле.
- Свистать всех наверх!- я пощелкал пальцами. - Не спать! Не всё еще съели!
В общем, десерт мы оставили. Хотя было все очень вкусно. И кстати, недорого. 3-х часовой ужин в одном из лучших ресторанов страны с вином обходится на двоих примерно, как незамысловатый обед в московской Кофемании.
Недоеденный десерт не дает покоя. Хочу сюда приехать еще разок.
А Амстердам тоже понравился. Но про него и без меня много написано.
Пруд в даме








суббота, 19 июля 2014 г.

Армия Либерландии идет в наступление

Всё-таки, я увлёк Свету своим трёпом про наступающие перемены в обществе и в социальных сетях. Открыв в июле очередной номер «Шпигеля», она довольно произнесла: «Ага!» и  принялась переводить:
«Facebook и Twitter могут заменить государство….»  Да тут целый рассказ. Автор — Сьюзан Вайнгартен.  
Ох не случайно популярный и авторитетный немецкий журнал взялся за эту тему.
А если уж «Шпигель» говорит, что пора пришла, то и я не смолчу.
Кто-то (их будет много) скажет: «Не занимайтесь ерундой! И как язык-то повернулся сказать «заменить государство»?
А я в ответ: «А что такого? Подумаешь, вместо одного появляется другое или другие, с другими качествами. Даже на нашей памяти государства появлялись и исчезали под воздействием внешних факторов. Сегодня возникает еще один такой фактор. Вы мне ещё про достоинства государств расскажите! Многим людям, например, некоторые из них либо вообще фиолетовы, либо их качество таково, что лучше бы и вовсе не было».
Однако не волнуйтесь. Ни сегодня, ни завтра замена государства не ожидается. Процесс только начался. За Facebook, видимо, еще появится Facebook-2, обладающий более широким набором функций и потенциалом. Потом какой-нибудь new twitter или вообще — страшный и ужасный шмиттер. Вот тогда поговорим.
Хотя уже сейчас социальные сети готовы отобрать у государства ряд функций.
В каких-то городах в разных странах мэрии используют социальные сети в качестве канала связи с горожанами. У нас тоже есть такие каналы. Вот и в Москве есть приложение и  портал «Наш город». Области применения разные, потому что для наших городских властей это скорее имитация активности. За кордоном отдача выше, поскольку и деятельность мэрий попрозрачнее, и избиратели есть. Там процесс выглядит честнее. Нил Ушаков, например, не чурается лично дискутировать с жителями Риги в Facebook’е. У нас чаще канцелярские отписки. Но в целом, даже московский портал, укомплектованный, похоже, модераторами из ветеранов ЖКХ, демонстрирует возможность отказа от огромной части бюрократической машины.
Где-то в мире с помощью Twitter вызывают полицию, где-то сантехников, а где-то уже городских чиновников хотят избирать на полях Facebook.
Это экономит время и деньги, создает ощущение прозрачности.
Конечно, так везде не будет. Государство государству рознь. Одни охотно признают бОльшую эффективность новых структур и  отдают им часть своих забот. Для других это вражеская диверсия.
Но пока идут споры, социальные сети с цинизмом, под аплодисменты одних и улюлюканье других разрушают боевые порядки защитников планетарной государственной машины. Не спеша, но последовательно. И это не спланированная акция — такова логика развития человечества.
Первыми в список жертв, похоже, попали посредники и бюрократы. Это самая легкая добыча.
Огромные деньги налогоплательщиков, то есть нас с вами, тратятся на содержание структур и аппаратов, все предназначение которых заключается в том, чтобы транслировать принятые наверху решения гражданам.
Существенная часть этой деятельности легко автоматизируется. Ну вот объясните мне, для чего Почта России носит мне уведомления о поступивших письмах, за которыми я потом должен идти в отделение. Почему я не могу получить само письмо от налоговой или ГИБДД в электроном виде. Что мешает избавиться от бумаги? Только лень и косность.
Перевести эту корреспонденцию в электронный вид несложно. Конечно не все переведут, кому-то  будет удобнее получать в бумажном виде, но уверен, что большинство пойдет навстречу прогрессу. Было бы желание власти принять несколько поправок в законы.
Минутку, раздадутся причитания: «миллион почтовых работников останется без работы. Нельзя допустить!»
Аналогичный плач недавно издавали руководители таксомоторной отрасли, столкнувшиеся с возникшим из сетевых глубин Uber’ом.
Результат-то, в общем, известен.
Где-то поймут, что Uber и другие децентрализованные решения являются закономерным результатом повышения эффективности человеческой деятельности и будут развивать и его, и другие Airbnb.
Где-то скажут, что «не допустим» и будут ездить на извозчиках под управлением орды чиновников.
Пройдет немного времени, и однажды спросят, почему там, за забором, ВВП растет быстрее нашего падающего. Ответ известен уже сейчас.
Будут попытки создать свой Uber и даже uberминистерство. Эти попытки к росту эффективности никакого отношения не имеют.
Именно эффективность становится новым фактором, определяющим новые темпы и направления государственного строительства.
Задумайтесь, что демонстрируют обществу Яндекс и  Get-такси с Uber’ом? Ну да, находчивость и хватку предпринимателей, придумавших эти системы. А еще? Разве есть что-то еще?
Есть!
Они демонстрируют, что привычные на протяжении уже веков задачи могут решаться новыми методами и при этом значительно более эффективно.
Эти системы — они не просто замена телефона, с помощью которого такси вызывалось еще 100 лет назад. Они САМИ УПРАВЛЯЮТ производством. Поэтому сопоставимые административные расходы в интернет-такси с парком в 50 тыс машин в десятки раз меньше расходов традиционного таксопарка с парой сотен автомобилей.
Именно вокруг эффективности в ближайшем будущем будут происходить бои в сфере управления. Да в общем они и раньше всегда шли вокруг эффективности. Сегодня же мы вступили в эпоху финального состязания в этой категории.
Раньше-то было проще — эффективное решение почти всегда материализовывалось, воплощалось в металле, бетоне, химических веществах. Их можно было украсть, скопировать и пользоваться.
А сейчас даже материализация  не требуется — идеи работают в чистом виде. Копировать стало сложнее (а как украсть мысль?) да и смысла нет. Ну что значит, украсть идею блокчейна, например? Это же все-равно будет блокчейн. Хоть в Штатах, хоть на Луне.
Вот и получается, что раз украсть не получается, придется пользоваться чужим, либо придумать свое.
Собственно говоря, конкуренция в сфере эффективности и сводится сегодня не скорости добычи нефти и качеству металлобработки, а к скорости придумывания нового.
Но вот какая незадача. Получается, что допустим город или (о, ужас!) городской сантехник оказывается под управлением инструмента, контролируемого иностранной коммерческой компанией? Для государств, пропитанных национальными идеями, это катастрофа.
Как это совместить? Да никак. Это не совмещается. В эту картинку кусочек из старого пазла не лезет. Какое-то время его будут пытаться втиснуть в новую конструкцию. Но рано или поздно придется принести в жертву.
Автор Шпигеля пишет, что речь идет о конкуренции между глобальными интернет-компаниями и государствами. Мне представляется, не совсем так.
Раньше государство обладало монополией на объединение граждан. Это объединение обставлялось целой кучей ритуальных правил и законов. В буквальном смысле слова строились заборы из колючей или иной проволоки, которые служили физической границей объединения граждан. Ясное дело, о добровольности того объединения речи не было. Потом были другие заборы,  не такие заметные, в отдельных местах было достаточно линии на карте. Внутри забора дозволялось собираться в кучки по интересам — автолюбителям, коллекционерам, спортсменам, партиям. Но только внутри забора.
Слава богу, ошейники металлические уже вышли из моды, колючая проволока тоже не очень распространена хотя осталось. Но есть паспорт, который тебе выдают за твои же деньги люди, получающие зарплату из твоих налогов. Они нам с детства объясняют, что только внутри забора мы имеем какие-то права.
Можно перелезть через забор и поискать другие условия, чем миллионы людей давно заняты.
Но ведь это неэффективно — тратить силы и деньги на преодоление заборов и перемещения по планете в поисках лучшего. Соцсети становятся платформами для объединения на новых принципах.
Так вот,  возвращаюсь к идее Сьюзан Вайнгартен. Мне думается, что речь идет не о конкуренции интернет-компаний и государства, а об отношении к государству групп граждан, постепенно объединяющихся с помощью сетей.
Противники режимов использовали Twitter или Facebook в качестве инструмента во время, например, арабской весны. Но там сети выступали как обычные средства связи. Формирование общности это совсем другое дело. Оно может происходить на новой основе — по привычным национальным признакам,  по признакам хобби,  по признакам культурных пристрастий… А если представить формирования общности на основе четко сформулированных гражданских и политических принципов?
А ведь рукой подать!

Не очень давно по Европе прокатилась новость, которую поначалу сочли розыгрышем. На границе Сербии и Хорватии, на бесхозном клочке земли провозглашено новое государство — Либерландия. Вроде бы смешно, а я с интересом слежу за активностью либерландского президента Вита Йедлички, который развивает свое сообщество, такими же приемами, какими моя Света создавала группу соседей в Facebook’е. Список либерландских представительств в мире очень быстро растет. Похоже, что многим эта затея нравится.
Вит Йедличка легко и с азартом ведет свою кампанию. Попадая периодически в полицию то Сербии, то Хорватии (им-то как раз его активность не нравится) он весело общается с представителями власти, пишет залихватские пресс-релизы и обращения. Как вы понимаете, и граждане Либерландии, и весь госаппарат с президентом, конституцией и выборами функционируют в сетях.
На сайте Либерландии можно подать заявление на гражданство. Еще не решил. А вот денежку на подмогу отправил.
По мнению Сьюзан Вайнгартен, в конце-концов, новые платформы делают возможной даже организацию новых человеческих сообществ, заменяющих привычные, но спорные с точки зрения эффективности принципы национальной идентичности. Новые конструкции, действительно, могут оказаться более управляемыми.
Это довольно, фантастический вывод, а назвать ситуацию несбыточной не могу.
Уверен, что очень многим читателям покажется крамольной мысль немецкого автора о том, что вокруг интернет-компаний, таких как Facebook, Google, Twitter или YouTube, Uber и Airbnb идет  формирование  новых центров силы.
Но сразу искать в том происки глобальных корпораций — серьезная ошибка. Такой подход несовместим с попытками произвести серьезный анализ и разобраться.
Лучше прислушаться к разным мнениям. Например, бывший вице-президент США Альберт Гор в своей книге «Будущее» полагает, что Интернет как «мировой мозг» изменил «многие социальные и политические условия, в которых была основана система национальных государств. Он же считает, что некоторые элементы власти уже не находятся под исключительным контролем традиционных национальных государств.
Во многих местах Facebook или Google ID уже действуют как своего рода удостоверение личности в Интернете — говорят в Нью-Йорке был случай, когда медсестра развелась с мужем с помощью Facebook.
О возможности потери национального государства и создания параллельных структур в условиях глобальной экономической, финансовой и информационной системы говорят давно. Традиционные государства будут отбиваться, тем более, что в их руках контроль над физической инфраструктурой Интернета — датацентрами, кабелями и маршрутизаторами. Но длительное злоупотребление данными рычагами дает исключительно негативный результат — общество отрезается от мирового прогресса.
Традиционное государство может себя сохранять, но только в окостеневшем виде.
Хотим мы  и не хотим,   будущее  ломится в двери. Новые формы организации людей будут появляться и уже появляются.
Вайнгартен приводит идею основателя PayPal Питера Тиля (Peter Thiel), считающего, что экспериментальным пространством для развития новых форм правления могут быть города, плавающие в океане.
Но автор публикации в «Шпигеле» не особенно верит в демократию на цифровой основе и опасается новых властителей — глобальных интернет-игроков. Реорганизация мира в цифровую эпоху, как основная социальная задача, по ее  мнению, не должна быть доверена технологическим компаниям, говорит она.
Хочется спросить: «А кому?»
Впрочем, у меня есть догадки на этот счет. Ключевые слова там — блокчейн и децентрализация. 

воскресенье, 15 июня 2014 г.

Бананово-лимонный Кишинев

Разговор на паспортном контроле в Домодедове: - Цель поездки? - Отдохнуть. - Но Вы же в Кишинев летите...... Реплика в Facebook: В Кишинев на пару дней. Друзьям обещали, ну и вообще, отдохнем... - Ну вы какое-то уж больно экзотическое место выбрали для отдыха.

Ну что тут сказать? Приехали…. Значит, Сингапур стал нормой, а Кишинев — экзотика. Низкий поклон нашей прессе и системе образования. Надо ж так лихо сработать, что при слове «Кишинев» средний россиянин думает лишь о сезонных рабочих, приезжающих в Россию с молдавскими паспортами. Европа, Пушкин, туризм в число этих ассоциаций не входят. Потому песенку Александра Вертинского про Сингапур я приспособил под сегодняшний рассказ о Кишиневе. Где экзотики больше, там и бананы с лимонами. Начну с утверждения, что Кишинев сегодня — это вполне себе современный европейский город. Небогатый, это точно. Но европейский.

Такси ждут там, где и положено

Расстановка акцентов начинается уже в аэропорту. Сначала паспортный контроль, где спокойная, доброжелательно улыбающаяся пограничница быстро проверила документы и поставила штамп, даже не сделав попытки просверлить нас ледяным взглядом . А потом — выход в город. Где эти жуликоватого вида люди, вкрадчиво предлагающие «до центра недорого»? Нет их. Они остались в Домодедове. Зато, там, где в любом цивилизованном аэропорту стоят машины такси, нашлась линейка недорогих, но официально желтых Dacia. Садись и поезжай. Оплата по счетчику.
Такси стоят ровно там, где и должны стоять — у выхода прилетающих пассажиров. И никаких шахер-махеров.

Жилье
В Кишиневе полно отелей на любой кошелек и вкус. Мы поселились в самом центре, в посольском квартале. Просто потому, что гостиница Diplomat Club Hotel  находится в считанных шагах от дома нашего приятеля.


В жаркий день в гостинице можно просто поваляться на солнце у бассейна. Но нам с солнцем не повезло, да и времени было маловато

Anatolie Golea и его друзья
Если бы не Анатолий, мы бы, наверное, еще не скоро оказались в молдавской столице. Много раз он нас звал, да безуспешно. И тут, в начале мая, в Москву приехало все семейство Голя. Сидим в кафе, и в очередной раз слышим вопрос: «Ну когда же к нам?» И жена нашего друга Галя смотрит укоризненно… В общем, заказали билеты уже на следующий день.
Мы познакомились, наверное, больше 20 лет назад. Тогда разваливался СССР, сами национальные республики тоже потрескивали. Мы оба работали в агентствах. ТАСС и потом Интерфакс. Я в Москве, а Толя в Кишиневе. Были и совместные командировки, и постоянные созвоны, рабочие встречи в Москве и в Молдавии. Так и шло. Обзавелись семьями, детьми, прибавили в весе (в прямом и переносном смысле). Толя даже побывал пресс-секретарем одного из президентов своей молодой республики. Сейчас он по-прежнему сотрудничает с Интерфаксом, но основное время у него отбирает Infotag (местное агентство с солидной репутацией, где он исполнительный директор), телевидение (ведет популярную политическую программу) и семья. Причем семья и друзья  — первым приоритетом.
Короче, Толя и сформировал нашу программу на эти полтора дня.

Отдых в провинции
В Кишиневе мы уже бывали до этого. Понятно, что город изменился, но вот очень хотелось посмотреть и другие места, тем более, что у Анатолия, как известного в стране журналиста, везде есть знакомые и друзья. К одному из них мы и поехали в гости.

По дороге заскочили на рынок за свежими ягодами. Цены по московским меркам смешные

В Молдавии неплохие дороги. Даже обычные сельские шоссе содержатся так, что нашему Росавтодору уже можно начитать нервно курить. Если когда-нибудь маршрут на Кишинев станет снова спокойным, с удовольствием приеду за рулем, покататься по местным хуторам.


Ям нет, указателей изобилие. Машин мало и едут все аккуратно. По обе стороны — возделанные аккуратные поля, а не бурьян

Наш маршрут лежал в заповедник Бутучены. Место, где протекающая здесь река Рэут сформировала причудливую долину. А в скале, нависающей над долиной, 600 лет назад был вырублен православный храм, действующий и поныне.

Несколько лет назад один из друзей Антолия основал здесь экокурорт — Бутученский агропансион. В переводе это название выглядит немного странно. А на румынском ничего так —   Agro Pensiunea Butuceni 
Это самая заурядная сельская дорога.
То ли стилизация, то ли действительно старый дом. Но все удобства на самом современном уровне 

А вот и кровать с печным подогревом. Такую я увидел впервые
Старые дома в Молдавии до сих пор красят вот такой небесной синькой


Очень уютный ресторан и, как оказалось, с качественной кухней
Так собирали приданное для сельских невест
Ресепшн отеля. Wi Fi везде работает шустро

Приехали, оставили заказ в ресторане и пошли гулять. Посмотрели местные домашние музеи и скальный храм. Мы туристы со стажем, поэтому организация быта отдыхающих вызывала наш особый интерес.
 СПА, сауна и бассейн на случай ненастной погоды. Есть и бассейн на улице, и летом гости предпочитают проводить время там.

Зимой в Молдавии снег и мороз. Поэтому от традиционного отопления здесь не отказываются. Наверное, приятно посидеть с друзьями у печки после санной прогулки


 Наверное, можно и в бричке прокатиться. Не спрашивал у хозяев, но думаю, не отказали бы.







Конечно, Света не могла пройти мимо местного барбоса. И тут же написала об этом в Facebook


Владелец курорта, тезка нашего приятеля, за обедом рассказывал, как он занимается своим бизнесом. Главное — сохранить подлинный облик молдавского села. Поэтому и дорогу в селе не асфальтируют и бережно собирают все предметы старого обихода, книги, фотографии и исторические документы.
— Вот, приезжают чиновники из министерства культуры. Говорят, у вас мол, все здорово получается. Чем помочь, чтобы еще лучше стало? Хотите документы из архивов соберем и привезем? Может, там что-то полезное найдете?
А я оценивал шансы на такой разговор нашего сельского отельера и представителя федеральной прачечной. В общем, нулевые. Хорошо, если вообще не прикроют.
Похожий подход к организации отеля мы наблюдали лет 10 назад, когда москвич Алексей Шевцов открыл для россиян город Плёс. Выкупил линию домов вдоль Волги. Восстановил, сохранив ощущение старины, поработал над дизайном и получилась игрушка, которую очень быстро полюбила московская знать и гламурная тусовка. А потом как обычно что-то пошло не так.  Старая церковь по команде сверху превратилась в золоченый новодел (там даже никто не удосужился заглянуть в архив), на набережной появились дискотеки, ювелирные бутики и крутые джипы то ли с охраной, то ли с бандитами.
В Бутученах  нигде ни слова про караоке, бильярд и VIP-сауну с девками. Зато есть велосипеды, лошадки, солнце, прекрасная еда и вино. Сюда приезжают набираться сил, загорать, дышать чистым воздухом. В ресторане спокойная публика (молдаване, поляки, немцы, даже китайцы). Музыка не орёт «кайфуем!» На улице не видать ни бандюганов, ни проституток. Европейцы пишут в отзывах: «ощущение покоя и безопасности, хорошо детям».
Русских мало. Ни в Кишиневе, ни в провинции ни одной машины с российскими номерами. А зря. Качеству покрытия и организации движения на молдавских трассах могут смело начинать завидовать Росавтодор и ГИБДД.
Молдова выкарабкивается из постсоветской разрухи. Во всяком случае, сегодня Кишинев  выглядит значительно веселее, чем 5 лет назад, когда я здесь был в последний раз. Говорят, и сезонные рабочие уже не в том количестве едут в Россию, предпочитая европейские страны. Да и внутренний рынок оживает. В столице все больше современных магазинов и ресторанов, масса молодежи на улицах. Очень много мам и пап с колясками.
На обратном пути заскочили в Куркинский монастырь  —  официально-пафосную резиденцию церковного начальства. Понравилась чистота, и организация территории.
 

 Очень мало посетителей, хотя вход свободный и много зелени

На второй день мы попали на обычный городской праздник. На центральной площади художники и все желающие раскрашивали пластиковых коров, которых потом расставят по городу.


 


В парке на улице Штефана чел Маре гуляли горожане, играла музыка, школьники проводили выставку рисунков.
Музей Пушкина был закрыт на ремонт. Но там мы тоже отметились.

Быть в Кишиневе и не попробовать местного вина нереально. Вино отличное и у нас его не продают. Точнее, его к нам не везут. Невыгодно. Отпускная цена хорошего вина — 3-5 евро. Пока доедет до Москвы, обрастает такими бюрократическими накрутками, что торговать нужно уже по 10-12. За такую цену молдавское вино не продать. Поэтому отправляют в Европу, где оброк поменьше, и продажная цена получается 7-8 евро.
В подвалах местных жителей хранятся огромные богатства. Вино они уважают и умеют с ним обращаться.
Хорошее вино предложат и в многочисленных ресторанах. Там и покормят неплохо. Вообще, качество молдавских продуктов — отдельный разговор. Увидев аппетитную витрину мясного магазина, зашли прицениться, а уйти без покупок уже не смогли. Все такое свежее, вкусное и недорогое, что останавливал только авиационный лимит на   багаж.






суббота, 3 мая 2014 г.

Все бегут


Все танцуют вальс — Everybody Waltz.
А что еще танцевать в Вене?

Именно под вальс Штрауса  стартовал венский марафон. 45 тысяч участников.

Лет десять назад у меня был коллега, в юности серьезно занимавшийся легкой атлетикой. Так вот он любил нам рассказывать, как приятно бывает по выходным пробежать десяточку (10 километров) «для удовольствия».
Тогда его рассказы казались обычной бравадой — ну какое удовольствие в часовом насилии над собственным организмом?
Но вот уже полгода совершенно неожиданно наша семья следит за календарем любительских марафонов. Не пропустить бы красивый забег.
Все началось прошлой осенью, когда Ксения решила пробежать половинку марафона в Пизе, никогда до этого бегом не увлекавшись. Тогда молодость победила осторожность и отговорки родителей. Девушка записалась в команду, потренировалась, прикинула силы и поехала, прихватив Светлану в качестве тренера и группы поддержки.
По их возвращении на меня свалились рассказы, восторги, переживания, новые знакомства и планы. Понравилось буквально все.
И заразительно оказалось до невозможности. Поэтому, когда «нарисовался» марафон в Вене, у меня сомнений уже не было — надо ехать. Хотя бы просто посмотреть.
В десятых числах апреля семья собралась в австрийской столице, приехав из разных городов: Москва, Канны, Ницца. Ксенечка привезла новые крылышки для кроссовок и друзей — участников забега.
Группу поддержки усилил ваш покорный слуга, а участие Светланы было само собой разумеющимся.
Вообще-то, о существовании любительских марафонов я знал и раньше. Есть, ведь, и московский марафон. Но они до сих пор проходили как-то в стороне, как событие, к которому ты никакого отношения не имеешь. Подавляющее большинство москвичей, я уверен, о московском забеге тоже узнают только из выпусков новостей.
В Европе это оказалось по-другому.

Уже за день до старта весь центр Вены, казалось, был заполонен участниками. Везде встречались люди в спортивной одежде, в проверенных, обмятых кроссовках, с пульсометрами и gps-датчиками на запястьях. Непередаваемое ощущение, что бежит весь город.
Вена и  без этого — город очень спортивный, благо возможностей для занятий бегом или велосипедом здесь хватает. Ее можно пересечь на своих двоих, ни разу не спустившись в подземный переход и не столкнувшись с навороченным джипом, стоящим поперек пешеходной дорожки.  Ровные тротуары, хорошая  разметка и продуманная система управления транспортом.  Ты выходишь из дома и сразу на маршруте. Бегай!
В Вене просторные и ровные тротуары. Бег без проблем, в общем.

Накануне соревнования часы над финишными воротами показывали время до старта
Дворец Хофбург уже ждет участников

Под финишную площадку город выделил лучшие места — Народный парк и дворец Хофбург. По привычке оцениваю стоимость мероприятия доя спонсоров и рекламную отдачу. Что ж. Недорого и «сердито». Копеечные фишки в виде хлопушек, стучалок и флажков пользуются огромной популярностью. Все конструкции легкие и мобильные. Ничего напоминающего капитальное строительство.
Спиртное не запрещено — пиво и шнапс наливают в киосках. Соленый крендель — лучшая закуска. Пьяных нет. Кстати, австрийцам спорт вовсе не мешает пропустить кружечку пива «с прицепом».
Полиция тоже не раздражает. Кое где перекрыли улицы, но жизнь города это почти не изменило, поскольку по выходным венцы садятся за руль только в силу крайней необходимости, и машин мало.

 К станциям метро подходят участники марафона

 В метро только участники
 



Утро марафона. Выходим из отеля, снарядившись для длительных пеших перемещений. Консьерж, оценив взглядом наши куртки и кроссовки, грустно вздыхает: в этом году его очередь дежурить, а иначе обязательно побежал бы сам. К станции метро подтягиваются команды, съехавшиеся со всего мира. Веселые, подтянутые и самого разного возраста. Очень много участников от 60 и выше. Свежий воздух бодрит. В центре Вены дышится как у нас в парковой зоне. И непонятно, как достигается этот эффект. Скорее всего, отсутствием бессмысленных автомобильных поездок.

Поезд метро везет нас на старт. Вагоны полны. В обратную сторону поезда идут пустые.


Вот-вот прозвучит команда. Из репродукторов несутся жизнерадостные мелодии, участники заметно нервничают
Все здорово организовано. Ни давки, ни попыток влезть без очереди.
Отправив нашу команду, сами спешим к промежуточному финишу. Здесь участники, бегущие эстафету, встречаются с другими членами команд. Какая радость на лице у бегуна, встретившего своего сменщика! Многие ведь формируют команды по интернету, и друг друга в лицо не знают. И вот подбегает такой товарищ к промежуточной точке, из последних сил выкрикивая номер, а в глазах ужас — а вдруг никто не встречает? Ведь тогда — еще «десяточка» до следующей точки, иначе команда зачет не получит. А какое счастье и облегчение на лице, когда партнер находится. Все в порядке, мол. Я здесь, я бегу!
Ну а на финише счастливы все. Время на секундомере не имеет большого значения. Выдержал, добежал — счастлив. Вот медаль. Она простая, а за ней столько впечатлений и радости, что для многих важнее награды официальных соревнований.
Марафон — это твой персональный чемпионат. И ты победитель, даже если пересек финиш в последней группе.

Не знаю, как насчет бега. Вряд ли выдержу. Но тут до меня дошли слухи, что на марафоне в Каринтии будет пешеходная группа. Если график позволит, поеду. Так что, не замахнуться ли нам, други мои, на «двадцаточку»? Для начала — спортивным шагом?