воскресенье, 3 февраля 2013 г.

Февральская поездка в Плёс


Плёс – самый маленький город России, в нем чуть больше 2 800 жителей, и от Москвы это километров четыреста на машине.
​​

Впервые мы здесь побывали с друзьями в 2007 году. В начале очень холодного в том году мая. Тогда идею нам предложил какой-то толстый журнал, включивший основанный Алексеем Шевцовым отель «Соборная слобода» в список лучших гостиниц России. Волжские закаты, потрясающие виды с горы над рекой (Волгу отсюда видно на 20 километров), изысканные блюда в ресторане «Яхт-клуб» и проживание в старых купеческих домах, оформленных с большим вкусом. Вот, чем нас заманили тогда. И это оказалось правдой.
​​
Стилизованные под исторические интерьеры в домах, где жили нескольких поколений плесских мещан или купцов, были очень симпатичны. Комфорт и сервис выдерживался на уровне гостиницы приличной звездности. Кухня, хоть и неторопливая, но вкусная. Настойки и наливки чудесные. Доброе отношение и желание понравиться гостям ощущалось во всем.
То была замечательная поездка, несмотря на то, что в Плёсе всего один, любовно поддерживаемый сотрудниками, но небогатый музей Левитана, и несколько новосозданных музеев русского быта, свадьбы, что-то про найденных в этих местах останках ящера (такие мини-музейчики самоваров, чайников, утюгов пытаются придумать в тех российских городках,  где мечтают зазвать своего, внутреннего туриста, желательно денежного, из Москвы).
Поэтому, когда наши друзья Елисеевы задумались, куда бы махнуть на выходные, перебор вариантов был недолгим. В радиусе 400 км от Москвы очень мало мест, где можно с комфортом пожить и посмотреть что-то интересное. Пожалуй, только Суздаль, Углич, Ярославль, Владимир и Ростов соответствовали этим требованиям. И тогда мы вспомнили Плёс. Забронировали дом и поехали.

 Дорога несложная. До Ярославля, о объездной на Кострому, потом еще немного до Приволжска и – Плес. Качество асфальта средненькое, но по сравнению с воспоминаниями 5-летней давности, прогресс просто фантастический. Ни одной большой ямы. В прошлый раз дорога Кострома – Плес напоминала танковый полигон, и даже грузовики предпочитали ехать по обочине. Впрочем, прогресс объясняется просто – рядом поселилось высокое начальство. Близость резиденции премьера заставила местные власти взять себя в руки и залатать асфальт. И даже сделали круговую развязку на въезде город, но при этом так неудачно поставили знаки, что каждый второй пытается ее пересечь насквозь, если едет в Плёс. Как раз перед нами из-за этого опрокинулся фургон, везший торты в местный магазинчик. За пару месяцев на этом кругу в аварию попало 67 автомобилей. А местная газета остроумно окрестила бедолаг-водителей «братством кольца».
Круг привели в порядок только после нескольких десятков аварий.
400 километров от Москвы ехали почти 6 часов. Это, конечно, стыдоба. В любой европейской стране за 6 часов можно проехать в полтора раза больший путь и с меньшим напряжением. Но, видимо, европейских дорог нам не видать. Без происшествий, и то ладно.
Поскольку выехали после полудня (дела не отпускали) в Плёс прибыли уже затемно.
«Соборная слобода» приняла ожидаемо гостеприимно. Нас поселили в доме Белышевых. Это семья старого волжского капитана и очень уважаемого на Волге человека. Дому почти 200 лет.  В «Слободе» все дома носят имена своих бывших, часто дореволюционных владельцев.
​​
Вечером пошли гулять по городку в надежде перекусить в «Яхт-клубе». Упс! Оказалось, что ресторан «Яхт-клуб», закрыт – маловато туристов — и нас отправили в «Полярный хомяк» в километре от дома. Название забавное, но само заведение ранга  «без изысков», таких «хомяков» в России полным-полно. А чучела зверьков на стенах – на любителя, 14-летняя Лиза, например, неприязненно на них косилась и морщилась.

​​
Светлана Зырянова знает по имени каждого жителя города.

На следующий день мы гуляли по городу с его главным архитектором, Светланой Зыряновой, лучшего экскурсовода и представить трудно. Светлана приехала в Плес больше 20 лет назад. И давно записывает рассказы старожилов о том, как раньше выглядел город. Какие были крыши домов и купола храмов. В какой цвет красили стены. Где стоял какой дом. И эти рассказы стариков для архитекторов – неоценимый материал, как и картины Александра Маковского. Его изображения городской площади и улиц старинного Плеса начала прошлого века для архитекторов – энциклопедия, за цвет художнику особенно благодарны.
​​
Потом – уже сами посмотрели Воскресенский храм, гламурно отреставрированный на щедрые пожертвования Д.А.Медведева и прикремлевских бизнесменов. Богато – бьет по глазам золото на куполах, иконостасе, люстрах, блестят мраморные полы, сверкает яркими красками новехонькая роспись. Те, кто восстанавливал храм, не удосужились поинтересоваться его историческим обликом.
На службе было человек семь, вместе с нами.
Еще мы заглянули в музей Левитана и к местному художнику.
Не хотелось опять идти ужинать в «Хомяк» и тут московские друзья в Facebook написали – идите ужинать к Елене Маньенан.





Про «французов на горе» мы еще в Москве слышали восторженные отзывы, знали, что туда приходишь как на частный ужин. Обязательно нужно заранее звонить и бронировать столики.
Забавно, что сотрудники «Соборной слободы» нам телефон не дали. Не знаем, мол. Но мы были уже в курсе ревности «первооткрывателя» Плеса Алексея Шевцова к «французам». Сотрудники «Слободы» не дадут вам телефоны конкурентов. Лучше вы пойдете в затрапезную кафешку, но свою.
Но мы-то все интернет-продвинутые. Для Гугла с Яндексом найти телефон заведения – минутное дело. Позвонили, заказали, скоротали время за игрой в Uno и отправились. Наши дамы, преодолевая метровые сугробы на Соборной горе, все переживали, что не успели толком марафет навести. Прическа де, не та, каблуки не взяли и проч.
Уже было совершенно темно, когда мы разглядели указатель «Частный визит». И тут – цветные фонарики, елки, веселые снеговики, танцующие, стоящие на головах, белые медведи из снега… И призывно святящиеся окна.
​​
 В здешних интерьерах не ищите какой-то особый стиль. Здесь просто уютно


А потом пришла Лена. Это она сама себя так называет и представляется так, и просит, чтобы ее так звали. Хотя вообще-то, Елена Вячеславовна. Хозяйка, основательница, душа «Частного визита». И никакая не француженка – чудесная русская женщина. Хотя, конечно, Франция там присутствует и в изящном интерьере и в по-европейски неленивом подходе к делу и к своим гостям.
Не считаем себя вправе рассказывать все, что мы узнали о жизни Лены и ее семьи. Те, кто приедет, сами все узнают. Уж больно непроста ее история завоевания русской провинции… Даже того, что мы услышали, хватило бы и на роман, и на сериал. Только один факт — имея 3-х собственных сыновей, она воспитывает 11 сирот, взятых из детских домов. Старшему из «приемышей» — 27 (а познакомились они с Еленой, когда ему было 12), у него уже собственная семья и юрфак за плечами, самой маленькой – 8.
Ужин был так хорош, что все рекомендации диетологов были немедленно выброшены из головы. За разговорами мы засиделись до часу ночи, обнаружили с десяток общих знакомых, некоторым сразу позвонили и радовались, выслушивая их восторги в адрес «Частного визита».  Поняли, что не хочется уходить, но надо, и поинтересовались, а нет ли у вас завтраков. Приходите в любое время, у нас зимой завтраки со снегирями, пригласили нас.
​​

Утром этот дом выглядел еще лучше, глаз радовался виду с веранды на все плесское Заречье, засыпанное белым-белым снегом, который так украшает русскую провинцию. Снегири и синицы были на месте – Елена повесила домики-кормушки прямо у окна. Опять было очень вкусно. И очень хотелось попросить пару рецептов…
В Москву мы доехали не быстро, но без приключений. И согревала нас мысль о будущем возвращении в Плес и «Частный визит» со всеми нашими друзьями – нельзя же не поделиться с близкими хорошими впечатлениями и хорошими людьми. Жаль только, что там всего 8 номеров.